у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Наши проекты

09.07.2014

Участие крупного бизнеса в губернаторских предвыборных кампаниях 2014 года

Аналитический доклад

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук

Интересы крупного российского бизнеса в тех регионах, где 14 сентября пройдут кампании по выборам губернаторов, представлены всеми значимыми финансово-промышленными группами (ФПГ). Ведущие российские ФПГ сформировали разветвленные сети в регионах. Можно уверенно констатировать наличие широкого и разнообразного представительства ФПГ в регионах, в которых состоятся губернаторские избирательные кампании.

1. Консолидированные интересы крупного бизнеса в регионах

Несмотря на высокую концентрацию крупных федеральных ФПГ в готовящихся к выборам регионах, они проявляют активный интерес к предстоящим кампаниям не во всех случаях. Во-первых, ФПГ стремятся напрямую или косвенно повлиять на ход кампании при наличии внутриэлитных конфликтов, которые могут препятствовать их деятельности, повышать политические риски и издержки. Во-вторых, крупнейшие федеральные игроки испытывают интерес к губернаторским кампаниям, если они планируют значительно расширять свою экономическую деятельность в регионе либо начали работать в регионе сравнительно недавно. В-третьих, есть ряд примеров, когда губернаторы являются прямыми ставленниками ФПГ, которые, разумеется, заинтересованы в их сохранении у власти. На выборах губернаторов активность ФПГ выражается в продвижении и финансировании своих ставленников на пост губернаторов. Это могут как действующие губернаторы, так и альтернативные и даже оппозиционные игроки. Понимая, что поддержка оппозиции чаще всего не приносит дивидендов и сулит проблемы в отношениях с властями, ФПГ скорее используют оппозиционных кандидатов с целью давления на глав регионов, чем добиваются их победы.

В ряде случаев ФПГ, напротив, дистанцируются от политических процессов в регионах. Их пассивное отношение к кампаниям обусловлено тем, что в целом они поддерживают действующий политический курс и принимают политику федеральных властей, ориентируясь на их ставленников на губернаторских выборах. К тому же многие ФПГ, например, нефтегазовые, от губернаторов мало зависят и могут действовать без оглядки на региональную власть. Нет у них и желания расходовать средства на выборы.

В условиях устойчивого присутствия многих ФПГ в регионах у них формируются столь же устойчивые взаимоотношения с региональными властями, нередко переходящие «по наследству» в случае смены главы региона. В большинстве случаев губернаторы и ФПГ научились достигать прагматических соглашений о сотрудничестве в финансово-экономической сфере, которые играют стабилизирующую роль в ходе политических кампаний. Коалиция губернатора с ФПГ (в оптимальном варианте - не с одной, а со многими позволяет провести эффективную избирательную кампанию.

Стремление Кремля «отделить» губернаторскую власть от крупного бизнеса, проявившееся в нулевые годы, привело к тому, что «откровенных» выразителей интересов ФПГ и их бывших сотрудников на губернаторских постах сейчас немного. Причем они представляют либо государственные корпорации, либо близкие к властям и зависимые от них частные компании, то есть не являются носителями ярко выраженных «олигархических» интересов. Например, врио губернатора Челябинской области Борис Дубровский работал топ-менеджером «Уралвагонзавода» и Магнитогорского металлургического комбината. Глава Мурманской области Марина Ковтун – выходец из региональной дочерней компании «Норильского никеля». Врио президента Башкирии Рустэм Хамитов некоторое время работал в государственной компании «РусГидро». В большинстве же случаев отношения губернаторов и ФПГ имеют опосредованный и дистанцированный характер.

Деятельность ФПГ в рамках подготовки к выборам глав может иметь как позитивные, так и негативные социальные последствия. Социальный аспект участия ФПГ в избирательных кампаниях выражается в «политических» инвестициях, затрагивающих проблемные социальные вопросы - особенно те, которые можно решить в краткосрочной перспективе до 14 сентября 2014 г. На публичном уровне региональные власти с удовольствием демонстрируют привлечение ФПГ к решению острых социальных вопросов, которое, как правило, оформляется в виде соглашений о сотрудничестве или отдельных конкретных решений. В их число входит, например, газификация региона, когда «Газпром» приносит политические дивиденды действующим главам (например, в преддверии избирательных кампаний «Газпром» подписал программы по газификации Якутии и Красноярского края). Популярной темой является ликвидация ветхого и аварийного жилья – установка на ее решение дана федеральным центром, а к решению привлекаются крупные застройщики. Наиболее распространенной технологией перед выборами является инвестирование ФПГ в строительство или реконструкцию спортивных объектов, школ, больниц и детских садов.

Негативный эффект от работы ФПГ в регионах в преддверии выборов связан с тем, что некоторые игроки не ориентируются на электоральные циклы и при этом проводят политику оптимизации расходов, которая вызывает закрытие производств и рост безработицы. Иными словами, они принимают непопулярные для действующих властей решения на старте и в ходе губернаторских кампаний. В «металлургических» регионах и городах в этой связи складывается особенно сложная ситуация, что заметно, например, в Оренбургской и Челябинской областях (закрытие цехов на предприятии «Металлоинвеста» в Новотроицке, известные финансовые проблемы «Мечела», конфликт вокруг металлургического завода в Златоусте и др.). Политику сокращения сотрудников в преддверии губернаторской кампании проводит ОАО «Апатит» в Мурманской области. Вряд ли позитивно скажется на выборах сокращение работников АвтоВАЗа в Тольятти.

«Оптимизационная» политика типична и для компаний, которые недавно получили те или иные региональные активы. Так, «Роснефть» проводит довольно жесткую политику в регионах, где она получила активы ТНК-ВР. Для властей в таких условиях важно попытаться договориться с ФПГ, чтобы они отложили свои непопулярные решения. Однако не всегда ФПГ готовы идти властям навстречу, и тогда возникает необходимость во вмешательстве центра.

В отличие от крупнейших российских ФПГ с их весьма разным отношением к выборам, вплоть до индифферентного, крайне заинтересованным игроком на губернаторских выборах следует считать региональный бизнес. В сложившейся политической ситуации он в большей степени заинтересован в продвижении своих представителей во власть и поддержке тех или иных кандидатов. От губернаторских преференций, распределения госзаказа и иных подобных факторов благополучие регионального бизнеса может зависеть в критической степени. На фоне требующих срочного решения экономических проблем и одновременной установки федерального центра на повышение конкурентности и открытости выборов региональный бизнес получает шанс, чтобы продемонстрировать свои интересы и выйти из политической тени. В региональном бизнесе в связи с губернаторскими выборами наблюдается более глубокий раскол, чем в отношениях между федеральными ФПГ.

С одной стороны, часть среднего бизнеса является политически привилегированной. Она имеет тесные отношения с региональными властями, участвует в тендерах, получая контракты на различные региональные проекты. Такие представители регионального бизнеса тесно аффилированы с действующими властями, а губернатор-варяг и вовсе может привести компаньонов из родного региона. Именно такой бизнес наиболее активно спонсирует губернаторов.

Другую часть среднего регионального бизнеса представляют «обиженные» вниманием региональных властей – вплоть до откровенной дискриминации и попыток властей вытеснить/разрушить неугодный бизнес. Такой бизнес имеет нестабильные или просто плохие отношения с действующими властями и не готов входить в коалицию с главами регионов и федеральными экономическими игроками, либо его там не ждут. Свои экономические или политические амбиции он реализует посредством выдвижения оппозиционных кандидатов на выборах губернаторов, финансируя их избирательные кампании.

Существует несколько условий, которые приводят к выдвижению кандидатов от регионального бизнеса. Во-первых, недовольный региональный бизнес выступает в коалиции со «старыми властными элитами», пытающимися восстановить свое влияние на политические процессы. Во-вторых, политически активный «оппозиционный» региональный бизнес пытается вновь заявить о себе на фоне и по итогам смены губернатора в преддверии избирательной кампании. В-третьих, региональный бизнес «протестует» против назначенца-варяга. Но нередко главы регионов эффектно используют злоупотребления, распространенные в региональном бизнесе, особенно – политизированном, способствуя деконсолидации оппозиционных структур.

Действующие губернаторы открыто поддерживают реформу местного самоуправления (МСУ), которая в управленческом смысле укрепит региональную вертикаль власти, усилит контроль за муниципалитетами. Реформа МСУ неизбежно приведет к усилению контроля губернаторов над городским бизнесом, который привык к продвижению своих представителей на местном уровне, поскольку максимально зависит от преференций, предоставляемых властями. Привилегированный городской бизнес, осознавая, что реформа может негативно повлиять на выгодный ему статус-кво, публично выступает против нее. При этом он использует две модели реагирования на реформу в рамках подготовки к выборам губернаторов. Первая заключается в том, что бизнес дистанцируется от губернаторских выборов, сосредотачивая все усилия на муниципальных выборах. Такая ситуация сложилась в Челябинской области, где административный центр будет преобразован в городской округ с делением на внутригородские муниципальные образования. В результате местный бизнес фактически отказался от активности на губернаторских выборах и готовится к муниципальной кампании. Вторая модель подразумевает включение представителей городского бизнеса в губернаторскую кампанию и критику реформы МСУ.

По данным рейтинга эффективности управления в субъектах РФ за 2013 год, подготовленного АПЭК и Лабораторией региональных политических исследований ВШЭ, можно отметить, что в топ-5 худших регионов из числа тех, где 14 сентября пройдут выборы, по финансово-экономическому управлению входили Ставропольский край, Астраханская, Ивановская, Курская области и Удмуртия. Лучшие топ-5 регионов составляли Самарская, Воронежская, Мурманская области, Якутия и Красноярский край.

Конечно, ответственность за бюджетно-финансовые проблемы глав регионов, которые были назначены только в конце 2013 - начале 2014 гг., имеет весьма ограниченный характер. В таких проблемных с точки зрения эффективности региональной исполнительной власти регионах, как Удмуртия и Ставропольский край, новым главам сейчас особенно важно привлечь на свою сторону ФПГ и показать, что финансовая политика начинает меняться в лучшую сторону. С другой стороны, новые губернаторы, пришедшие в регион с благоприятной бюджетно-финансовой ситуацией, могут этим успешно воспользоваться на выборах. Примером может стать Ненецкий АО, где перед выборами к тому же анонсированы крупные инфраструктурные проекты и строительство завода по производству сжиженного природного газа.

Агрегирование и артикулирование интересов крупнейших ФПГ в регионах происходит на публичном и кулуарном уровне. Публичный уровень предполагает непосредственное делегирование ФПГ своих представителей в исполнительные и законодательные органы региональной власти, что является политической составляющей деятельности ФПГ, которые выступают крупнейшими налогоплательщиками в регионе и зачастую имеют планы дальнейшей экономической экспансии, нуждаясь в политических преференциях и льготах. В выборке регионов, где пройдут выборы глав, выделяется несколько моделей агрегирования интересов ФПГ на публичном уровне.

1. «Доминирование ФПГ». Крупнейшие российские компании могут закреплять доминирующее положение за счет делегирования своего представителя на пост губернатора. Это возможно при наличии договоренностей с федеральным центром, который согласен поддержать выходца из ФПГ на пост высшего должностного лица в регионе. Такая модель мало распространена в регионах в целом, можно обратить внимание на примеры Мурманской и Челябинской областей, но с оговорками, учитывая наличие у глав этих регионов связей с различными ФПГ и вовлечение их представителей в правящую команду.

2. «Передел сфер влияния». Отдельные ФПГ заинтересованы в расширении политического присутствия при наличии других активных ФПГ в регионе. Такие ФПГ стремятся, например, продвинуть своих представителей на ключевые должности заместителей губернатора. Это характерно для регионов, в которых ФПГ планируют расширять экономическую деятельность, при этом нуждаясь в получении административной поддержки. Такая модель артикулирования интересов является распространенной и характерна для промышленных регионов.

3. «Мирный статус-кво». ФПГ в целом устраивает положение дел в регионе. Самой распространенной моделью в таких регионах является присутствие представителей ФПГ или их лоббистов в региональных правительствах и еще чаще - в региональных законодательных собраниях.

Кроме того, представители ФПГ могут входить в различные консультативно-совещательные органы или корпорации по развитию того или иного региона, которые, как правило, реализуют стратегические социально-экономические программы субъектов РФ.

Артикулирование интересов ФПГ происходит и кулуарно, а результатом такой деятельности становится заключение различных неформальных соглашений с действующими властями. Так, губернаторы могут оказывать прямую или косвенную поддержку тех или иных ФПГ, которая выражается в лоббировании их участия в инвестиционных проектах, тендерах и конкурсах, получении налоговых льгот. Обычно «платой» компании становится более активное использование принципов социальной ответственности, то есть реализация различных социальных программ (например, инвестиции в строительство социальной инфраструктуры – школ, детских садов, спортивных объектов и т.д., в строительство доступного жилья). Разумеется, заинтересованные ФПГ вкладывают средства и собственно в избирательные кампании. Подобные ситуации можно обнаружить во всех регионах, где в 2014 году проходят избирательные кампании.

2. Специфические интересы важнейших ФПГ на выборах губернаторов

Среди 30 регионов, в которых 14 сентября пройдут выборы глав, в большинстве территорий отмечаются специфические интересы ведущих российских ФПГ. Из государственных компаний в этих регионах широко представлена склонная к активному политическому участию «Роснефть», интересы которой особенно ярко выражены в Удмуртии, Красноярском и Ставропольском краях, Астраханской, Оренбургской, Самарской и Тюменской областях. В настоящее время «Роснефть» закрепляется в Приморском крае со своим новым проектом нефтеперерабатывающего и нефтехимического производства.

«Газпром» в силу специфики своей деятельности представлен так или иначе в большинстве регионов, но наиболее важными для него являются Астраханская, Оренбургская и Тюменская области, Башкирия, а также регион новой экспансии - Якутия. Важным регионом для «Газпрома» является и Санкт-Петербург, где зарегистрирована «Газпром нефть».

Из числа машиностроительных государственных корпораций выделяются «Уралвагонзавод», имеющий интересы в Челябинской области (а также Кировской и Курганской), и «Ростех», представленный достаточно крупными предприятиями в Башкирии, Удмуртии, Кировской, Самарской области, Санкт-Петербурге. Объединенная судостроительная корпорация имеет интересы в Санкт-Петербурге и Астраханской области. Объединенная авиастроительная корпорация представлена в Воронежской и Новосибирской областях. Проходят выборы и в ключевом регионе компании «АЛРОСА» – Якутии. Заметно присутствие во многих регионах ОАО «РЖД», для которого особое значение могут иметь Красноярский край и Новосибирская область.

Важной особенностью предстоящей кампании является также ее проведение в ключевых регионах ряда ведущих частных ФПГ. Так, выборы состоятся в обоих базовых регионах «Норильского никеля» - Красноярском крае и Мурманской области, в опорных регионах «Северстали» (Вологодская область, а также Республика Коми, Мурманская и Орловская области, Санкт-Петербург), НЛМК (Липецкая область) и Магнитогорского металлургического комбината (Челябинская область), в одном из опорных регионов «Уралхима» (Кировская область).

С точки зрения количества регионов к предстоящей кампании имеет особенно большой интерес «ЛУКОЙЛ» (Республика Коми, Ставропольский край, Астраханская, Волгоградская, Нижегородская области, Ненецкий АО). Весьма заметно представлены УГМК (Башкирия, Воронежская, Курганская, Оренбургская области) и «Мечел» (Челябинская область, Якутия, Оренбургская область). В электроэнергетической сфере важным игроком во многих регионах является группа «Ренова» (Республика Коми, Удмуртия, Кировская, Нижегородская, Оренбургская, Самарская области и др.). Еще одним важным игроком может быть названа АФК «Система», контролирующая ТЭК Башкирии и представленная в нефтяной отрасли Ненецкого АО.

Следует также обратить внимание на интересы таких крупных ФПГ, как группа О.Дерипаски (Красноярский край, Мурманская, Нижегородская области), СИБУР (Тюменская, Нижегородская, Самарская, Курская, Воронежская области, Башкирия), «Сургутнефтегаз» (Тюменская область, Якутия), «Еврохим» (Ставропольский край, Волгоградская, Мурманская области), «Полюс» (Красноярский край), «Металлоинвест» (Курская, Оренбургская области), Трубная металлургическая компания (Волгоградская область), Объединенная металлургическая компания (Нижегородская область). В центре внимания множества ФПГ находится сейчас Приморский край с его перспективными проектами развития транспортной инфраструктуры – к ним имеют отношение группа «Сумма», Г.Тимченко, ОАО «РЖД», «Евраз», «Кузбассразрезуголь», «Сибирский деловой союз», «Мечел».

Однако наиболее выраженными специфическими интересами на выборах губернаторов в 2014 г. обладают несколько ФПГ, имеющие своих представителей во власти. ФПГ чаще стремятся повлиять на ход избирательной кампании в случае внутриэлитных конфликтов или в условиях экономической экспансии, а также с целью сохранения своего политического доминирования.

Экономическая или политическая экспансия ФПГ. На Урале все большее политическое влияние стремится получить «Уралвагонзавод», руководство которого поддерживало назначение новых губернаторов Курганской и Челябинской областей А.Кокорина и Б.Дубровского. В Курганской области «Уралвагонзавод» имеет планы по получению контроля над «Курганмашзаводом». В Челябинской области компания владеет Челябинским тракторным заводом, недавно стала владельцем завода «Электромашина» и предполагает получить контроль над Усть-Катавским вагоностроительным заводом. В Челябинской области экспансия УВЗ способна привести к дальнейшей трансформации соотношения сил и несколько ослабить влияние прежних лидеров. При этом интересы «Уралвагонзавода» в целом совпадают с интересами действующей региональной власти. В избрании Б.Дубровского, впрочем, заинтересован и другой его бывший работодатель - ММК, для которого оно означает восстановление политических и лоббистских позиций в ключевом регионе.

К экспансии и закреплению своих позиций в «новых» регионах склонна и «Роснефть», что связано, в частности, с ее недавним приходом в те регионы, где одной из ключевых ФПГ являлась ТНК-ВР (Оренбургская область) или где она планирует расширять свою деятельность (например, Ненецкий АО, где «Роснефть» приобретает проект «Печора-СПГ»). Относительно новым и стратегически важным для «Роснефти» регионом в связи с экспортом нефти в Китай является Красноярский край. Компания также наращивает свое присутствие в Якутии. Что касается губернаторов, то в экспертной среде распространено мнение, что И.Сечин повлиял на назначение В.Владимирова в Ставропольском крае, где есть предприятия «Роснефти».

УГМК важно закрепить свои позиции в Воронежской области, где в течение нескольких лет (до конца 2013 г.) она вела масштабную кампанию против экологических организацией в связи с проектом разработки никелевых месторождений. Такие ФПГ в условиях экспансии не всегда являются активными сторонниками действующих губернаторов и, вероятно, перед выборами между ними и властями будет происходить более или менее жесткий торг.

Сохранение доминирования ФПГ. Ситуация политического доминирования наиболее характерна для «Норильского никеля» в Мурманской области и «Северстали» в Вологодской области, в которых руководители региона особенно тесно связаны с этими компаниями. При этом в Вологодской области нет других крупных и политически активных ФПГ, что предопределяет достаточно спокойное и беспрепятственное воспроизводство статус-кво. Напротив, Мурманская область отличается множественностью ФПГ («ФосАгро», «Северсталь», «Еврохим», «Русал», «Акрон»), что требует от властей проведения взвешенной и сбалансированной политики и формирования провластной коалиции бизнес-групп.

Ставка на статус-кво. Большинство крупных ФПГ настроено на достаточно умеренное и ограниченное участие в кампаниях, что является для них и своеобразной финансовой оптимизацией. В ряде регионов крупнейшие ФПГ настроены на статус-кво и формируют коалицию поддержки губернаторов. Но расходовать значительные средства на избирательные кампании ФПГ не намерены.

В некоторых случаях ФПГ даже снизили интерес к своим регионам. Например, владелец компании «Уралхим» Д.Мазепин, который рассчитывал стать сенатором от Кировской области, недавно отказался от поста депутата регионального законодательного собрания и, возможно, не будет больше влиять на политическую ситуацию в регионе.

Оппозиционные проявления наименее характерны для государственных компаний и компаний с государственным участием, интересам которых не соответствует обозначение альтернатив позиции Кремля. Поэтому «Газпром», «Роснефть», «Ростех», «Уралвагонзавод», ОАО «РЖД», ОСК, ОАК, как правило, поддерживают действующую власть. От мобилизации их сотрудников будет не в последнюю очередь зависеть и результат кампании. Так, близкие к власти нефтяные и газовые компании способны сыграть важную роль в кампании тюменского губернатора В.Якушева, которому необходимо мобилизовать избирателей Югры и Ямала. Голосование работников АвтоВАЗа может сыграть немаловажную роль в кампании Н.Меркушкина в Самарской области. Важным оплотом государственных компаний является Санкт-Петербург, где на их поддержку рассчитывает Г.Полтавченко.

Губернаторы ориентированы на проведение коалиционной политики, призванной снизить риски от активности потенциально недружественных ФПГ, особенно частных. Такая политика особенно типична для региональных глав, ассоциирующихся с определенными ФПГ. Например, М.Ковтун в Мурманской области привлекла в региональную исполнительную власть представителя группы «ФосАгро» (вероятно, это позволяет предотвратить поддержку «ФосАгро» оппозиционного кандидата от «Справедливой России» А.Макаревича, который работал в руководстве ОАО «Апатит»). В.Владимиров в Ставропольском крае, которого связывают с руководителем «Роснефти» И.Сечиным, подписал недавно соглашения о сотрудничестве с «ЛУКОЙЛом» и «Еврохимом».

3. Распределение финансовой поддержки крупнейших ФПГ в пользу кандидатов

Финансовая поддержка кандидатов крупнейшими ФПГ распределяется неравномерно. В коде кампании 2014 года формируются несколько моделей поведения ФПГ.

Политически связанные инвестиции ФПГ в действующих глав. Действующие губернаторы, выдвинутые федеральным центром и «Единой Россией», получают очевидное и при этом вполне законное преимущество перед остальными кандидатами. Они могут привлекать массового избирателя с помощью краткосрочных социальных проектов, которые финансируют ФПГ в преддверии выборов, либо получать прямое финансирование от ФПГ, которые хотят усилить свое политическое влияние. В ряде случаев ФПГ «монетизируют» свои обязательства перед федеральным центром за счет поддержки кандидатов в губернаторы, которые являются ставленниками федеральных властей.

Политически связанные инвестиции ФПГ не являются затратными в сравнении со среднесрочными и долгосрочными неполитическими инвестиционными проектами по добыче, производству, переработке, модернизации производственных мощностей. В нефтегазовых регионах показательна активность «ЛУКОЙЛа», который федеральный центр поддержал в урегулировании налогового маневра (связан с повышением НДПИ на нефть и понижением экспортных ставок на светлые нефтепродукты). В мае глава Республики Коми Вячеслав Гайзер подписал соглашение с концерном о строительстве спортивного объекта, что позитивно сказалось на позициях главы региона, в то время как в конце 2013 г. активно распространялась информация о его отставке (заметным было недовольство В.Гайзером со стороны «Северстали»). Кроме того, «ЛУКОЙЛ» в другом своем базовом регионе оказывает поддержку врио губернатора Астраханской области Александру Жилкину.

Политически не связанные инвестиции ФПГ в действующих глав. Большая часть инвестиций ФПГ в кампании действующих глав регионов не связана напрямую с выборами. Крупные ФПГ, представленные в регионах, являются ключевыми налогоплательщиками. Фактически из их средств региональные власти реализуют свои социально-экономические программы. Кроме того, действующие главы могут представлять себя эффективными управленцами в тех случаях, где ФПГ увеличивают налоговые отчисления за счет реализации новых проектов и расширения деятельности. Так, в Ненецком АО начинается реализация нового проекта по производству СПГ, которым теперь занимается «Роснефть». В Кировской области Никита Белых в июне 2014 г. обсуждал с «Газпромом» строительство СПГ-завода в регионе. В Красноярском крае в мае 2014 г. региональные власти подписали соглашение с «Норильским никелем», который обязуется провести модернизацию производства, решить социальные и экологические вопросы.

Иные финансовые приоритеты ФПГ. В фокусе финансовых интересов ФПГ, имеющих крупные производства, - сокращение издержек. Одной из ключевых проблем является энергетика: ФПГ лоббируют снижение тарифов на электроэнергию или получение иных льгот в этой сфере. Так, например, в преддверии избирательной кампании глава Мурманской области Марина Ковтун поддержала льготный энерготариф для предприятий «Русала». В сельской местности актуальной проблемой является предоставление скидок на ГСМ сельхозпроизводителям. Так, в преддверии старта кампании в Вологодской области «ЛУКОЙЛ» предоставил соответствующие льготы. Помимо сокращения издержек в число приоритетов ФПГ входит введение налоговых преференций. Например, в Красноярском крае с мая 2014 г. вводятся налоговые льготы на прибыль с инвестиционных проектов.

Инвестиции ФПГ в оппозиционных или альтернативных кандидатов. Некоторые ФПГ готовы инвестировать напрямую или косвенно в избирательные кампании оппозиционных или альтернативных игроков. Однако такие инвестиции чаще являются элементом политического торга с действующими региональными властями и входят в число инструментов давления для того, чтобы достичь тех или иных договоренностей. Они могут устраивать и Кремль, поскольку способствуют росту конкуренции на выборах. Подобная технология пока заметна только в Астраханской области: кандидат КПРФ имеет отношение к «Газпрому».

4. Кандидаты в губернаторы – выходцы из ФПГ

1. ФПГ делегируют руководителей в главы регионов.

В некоторых случаях федеральный центр поддержал назначение главами регионов выходцев из ФПГ, которые имеют сильные позиции в регионах и при этом не конфликтуют с другими ФПГ. Наиболее ярким примером в последнее время стало назначение на пост губернатора Челябинской области в 2014 г. Бориса Дубровского, сменившего бывшего регионального бизнесмена Михаила Юревича. Б.Дубровский является типичным выходцем из ФПГ, перешедшим на должность врио главы региона – в 2011-2014 гг. он занимал пост генерального директора ММК, а в 2009-2011 гг. – первого заместителя генерального директора «Уралвагонзавода». В Мурманской области на пост губернатора в 2012 г. была назначена Марина Ковтун, занимавшая руководящие посты в Кольской ГМК (дочерняя компания «Норильского никеля»).

2. ФПГ делегируют оппозиционеров.

Модель выдвижения кандидата в губернаторы ФПГ, предполагающая проведение кампании против действующего губернатора, встречается редко. Это возможно в случае санкционированной поддержки такого решения со стороны федерального центра, который либо ищет пути смены действующего губернатора легитимным путем (через реальную победу оппозиционного кандидата) либо оказывает давление на главу региона.

В случае отсутствия альянса ФПГ и сильных контрэлит выдвижение представителей ФПГ в регионе в роли оппозиционеров может означать игру с действующими властями. Это характерно для Астраханской области: сотрудником ФПГ является кандидат КПРФ – депутат областной думы Олег Снегов, представляющий интересы «Газпрома» («Газпром добыча Астрахань»). Но его нельзя назвать крупной фигурой (начальник отдела управления имуществом ООО «Газпром добыча Астрахань»), и на выборах он скорее будет раскалывать протестный электорат в условиях выдвижения более известного оппозиционера – Олега Шеина от «Справедливой России». Очевидно, О.Снегов не сможет составить реальную конкуренцию Александру Жилкину.

5. Кандидаты в губернаторы, выражающие интересы ФПГ

Некоторые кандидаты продвигают интересы ФПГ, в которых они входили в советы директоров или имеют дружественные отношения с их руководителями и владельцами. Ярким примером служит губернатор Вологодской области Олег Кувшинников, который выражает интересы «Северстали», являясь одноклассником ее владельца Алексея Мордашова и имея опыт членства в совете директоров компании.

Правила игры во многих «сырьевых» регионах предполагают, что глава региона должен проводить сбалансированную политику, подыгрывая сразу многим ФПГ и их финансово-экономическим интересам. Например, действовать с учетом интересов всей совокупности ФПГ, представленных в регионе, должны руководители Тюменской, Мурманской, Оренбургской, Челябинской областей, Республики Коми, Ненецкого АО, Красноярского края и др. В Астраханской области властям все время приходится балансировать между «Газпромом» и ЛУКОЙЛом.

В Якутии на ход избирательной кампании уже не в первый раз накладывается борьба за контроль над компанией «АЛРОСА». Недавно новым правительственным куратором компании стал Юрий Трутнев, сменивший Игоря Шувалова. Ожидается, что будут происходить перемены и в руководстве самой компании. Властям Якутии, которые лишь частично контролируют компанию, важно, чтобы она не вышла из-под контроля полностью, чтобы якутские элиты были представлены в ее руководстве.

В ряде регионов главами являются политические фигуры, имеющие хорошие отношения с президентской администрацией. Этим деятелям не нужно выражать интересы ФПГ, но при этом сами ФПГ будут их поддерживать из соображений лояльности. В таком удобном положении находятся, например, Н.Меркушкин в Самарской области, А.Бочаров - в Волгоградской, В.Миклушевский - в Приморье. Поскольку липецкий губернатор О.Королев обрел статус «непотопляемого» и имеет поддержку Кремля, НЛМК приходится отказываться от своих политических амбиций в регионе. Трудно себе представить, чтобы какая-либо крупная ФПГ выступила против столь влиятельной фигуры, как бывший министр сельского хозяйства, а ныне губернатор Воронежской области А.Гордеев.

6. Кандидаты в губернаторы, имеющие собственный бизнес

Оппозиционный региональный бизнес. Оппозиционная активность регионального бизнеса ярко выражена в целом ряде избирательных кампаний. Эта активность выросла в связи со сменой власти в регионах и, в частности, в связи с приходом «варягов», который привел к переделу сфер влияния.

Одним из ярких примером стала Орловская область, где исполнять обязанности губернатора в этом году был назначен представитель КПРФ Вадим Потомский, являющийся по происхождению бизнесменом из Ленинградской области. Несмотря на поддержку В.Потомского «Единой Россией», часть регионального бизнес-истеблишмента выступила против этой кандидатуры и составила основу активной оппозиции. Так, крупный орловский предприниматель Виталий Рыбаков, который претендовал на выдвижение от «Единой России» против В.Потомского, не добившись этого, пошел на выборы от Народной партии России. Московский бизнесмен Сергей Исаков, связанный с бывшим губернатором Егором Строевым, баллотируется от партии «Родина».

Оппозиционная активность недовольного регионального бизнеса заметна и в Нижегородской области, хотя Валерий Шанцев работает губернатором с 2005 г. и новые порядки в области установились достаточно давно. Тем не менее бизнес видит в прямых губернаторских выборах возможность заявить о своих интересах. В результате как КПРФ, так и «Справедливая Россия» представлены на выборах предпринимателями В.Булановым и А.Бочкаревым (при этом оба тесно аффилированы со своими партиями), к ним примыкает и владелец «Трубопроводных сетей НН» Р.Досаев, выдвинутый от «Гражданской платформы».

Важным примером попытки сформировать оппозиционную группу деловой элиты стала и Оренбургская область. В этом регионе экс-кандидат от ЛДПР Сергей Катасонов был выходцем из строительного бизнеса и представлял группу интересов, сложившуюся в этой сфере достаточно давно и имевшую столичные связи. Наличие финансовых ресурсов и политических связей позволило ему создать предварительную конфигурацию партийной коалиции с участием КПРФ и «Справедливой России». В результате могла усилиться поляризация избирательной кампании, и одним из полюсов выступил бы с использованием партийных брендов именно региональный бизнес. Однако отзыв Катасонова выдвинувшей его ЛДПР вернул избирательную кампанию в Оренбургской области к инерционному сценарию.

Выдвижение представителей регионального бизнеса является технологией, все чаще используемой парламентскими партиями. Позитивный мотив такого выбора очевиден: аффилированный с партией предприниматель тратит на выборы свои средства и удовлетворяет собственные политические амбиции, а рассчитывать на победу такого кандидата все равно не приходится. Имеют связи с бизнесом, обычно некрупным и локальным, многие кандидаты ЛДПР. КПРФ также чаще стала привлекать на свою сторону бизнесменов, которые рассчитывают соединить свои финансовые ресурсы с организационным и электоральным ресурсом партии. Помимо упомянутого выше В.Буланова, можно обратить внимание на кандидата КПРФ в Воронежской области К.Ашифина, который занимается строительным бизнесом, стал известен на выборах мэра Воронежа и претендует теперь на статус главного соперника А.Гордеева.

Откровенная ставка Кремля на действующих глав регионов демотивировала многих потенциально перспективных региональных бизнесменов и вынудила их дистанцироваться от выборов. Это достаточно хорошо видно по поведению представителей регионального бизнеса, примыкающих к «Справедливой России», на решения которых влияет и лояльность центрального партийного руководства. В результате два заметных представителя этой партии, являющихся выходцами из крупного регионального бизнеса, Ф.Тумусов в Якутии и В.Гартунг в Челябинской области, отказались от выдвижения. Вероятно, не будет баллотироваться А.Четвериков в Курской области, представляющий крупный агробизнес. В Кировской области глава партийного отделения С.Доронин не стал участвовать в выборах, причем партия не оказала официальной поддержки и московскому бизнесмену А.Тарнавскому, который пошел на выборы в качестве самовыдвиженца.

Некоторые другие региональные бизнесмены все же пошли на выборы от партии «Справедливая Россия». В Волгоградской области это депутат Госдумы О.Михеев, но он давно находится под пристальным вниманием правоохранительных органов и вряд ли будет вести серьезную кампанию. В Псковской области кандидатом эсеров стал Олег Брячак, сын депутата Госдумы и прежнего руководителя регионального партийного отделения Михаила Брячака, который известен в качестве одного из крупнейших региональных бизнесменов. Выдвижение О.Михеева и О.Брячака в принципе можно рассматривать как попытку регионального бизнеса «протестовать» против губернаторов-«варягов», но вряд ли эсеры смогут зайти в таких попытках слишком далеко.

Интересным примером использования бренда «Патриотов России» является Красноярский край, где эту партию представляет небезызвестный А.Быков. В условиях невозможности баллотироваться самому он инициировал выдвижение на пост губернатора представителя своей команды Ивана Серебрякова, возглавляющего в Красноярске ремонтно-механический завод.

В ряде регионов власти и силовые структуры успели существенно ограничить электоральные возможности регионального бизнеса. В Мурманской области таким образом пострадала группа главы «Колэнергосбыта» Г.Шубина, имевшая сильные позиции в местной энергетике и укрепившаяся при бывшем губернаторе Д.Дмитриенко. Г.Шубин был арестован в начале прошлого года, и его бизнес-группа вряд ли способна спонсировать оппозицию. В Кировской области находится под арестом предприниматель О.Березин, который, как и другой представитель этой бизнес-группы В.Крепостнов, выдвинулся при экс-губернаторе Н.Шаклеине. Эта группа открыто выступала против Н.Белых, но сейчас вряд ли сможет оказывать поддержку какому-либо оппозиционному кандидату. Еще один известный выходец из кировского бизнеса, депутат Госдумы Олег Валенчук может оказывать поддержку на выборах представителям ЛДПР и КПРФ, но вряд ли будет делать это слишком активно и переходить в демонстративную оппозицию губернатору.

Собственный и семейный бизнес губернаторов. Действующее законодательство запрещает губернаторам иметь свой бизнес, и публичный отказ от него воспринимается как демонстрация лояльности. Так, от собственного строительного бизнеса пришлось отказаться главе Челябинской области Б.Дубровскому. В то же время целый ряд губернаторов ассоциируется с определенным бизнесом либо бизнесом своей семьи. Например, врио губернатора Орловской области В.Потомский является по происхождению бизнесменом из Ленинградской области, где он занимался сферой ЖКХ. Есть интересы в бизнесе и у кировского губернатора Н.Белых, в прошлом – крупного пермского предпринимателя. С агробизнесом часто ассоциируют воронежского губернатора и бывшего федерального министра А.Гордеева.

***

Наиболее активным игроком на губернаторских выборах является региональный бизнес, расколотый по отношению к действующей власти на неравные лояльную и оппозиционную части. Федеральные ФПГ активно продвигают своих ставленников из числа действующих глав, но их в регионах сравнительно немного. В большинстве случаев выборы предполагают позиционную прагматическую игру крупного бизнеса и действующих региональных глав, в процессе которой поддержка со стороны ФПГ, их социальные и политические инвестиции обмениваются на те или иные преференции. В то же время поддержка региональных руководителей со стороны Кремля (там, где она особенно четко выражена) делает ФПГ более лояльными и стимулирует их работать на губернаторов в рамках обязательств перед федеральной властью.

Приложение. Интересы бизнеса в регионах в кампании 2014 года

Регион

Глава региона

Крупнейшие федеральные ФПГ

Отношения ФПГ с главой региона

Потенциальные соперники главы региона – выразители интересов ФПГ и регионального бизнеса

1

Республика Алтай

Александр Бердников

Нет

Не выражены

В.Калюжный («Родина», бывший министр топлива и энергетики РФ, 1999-2000 гг.)

2

Башкирия

Рустэм Хамитов

АФК «Система», «Газпром», УГМК, «Ростех»

Связь с «РусГидро»

Р.Сарбаев (АФК «Система» (до июля 2014 г.), команда М.Рахимова)

3

Калмыкия

Алексей Орлов

Нет

Не выражены

Е.Ункуров («Народ против коррупции», команда К.Илюмжинова)

4

Республика Коми

Вячеслав Гайзер

ЛУКОЙЛ, «Северсталь», «Ренова»

Ставка на статус-кво, конфликты преодолены

Отсутствуют

5

Республика Саха (Якутия)

Егор Борисов

АЛРОСА, «Газпром», «Сургутнефтегаз», «Роснефть», «Мечел»

Ставка на статус-кво

Э.Березкин («Гражданская платформа», поддержка А.Максимова)

6

Удмуртия

Александр Соловьев

«Ростех», «Роснефть», «Ренова»

Ставка на статус-кво

Отсутствуют

7

Алтайский край

Александр Карлин

Нет

Не выражены

Отсутствуют

8

Красноярский край

Виктор Толоконский

«Норильский никель»,

«Русал», «Роснефть», «Газпром», ОАО «РЖД», «Полюс»

Ставка на статус-кво

И.Серебряков («Патриоты России», группа А.Быкова)

В.Егоров («ГП», строительство)

9

Приморский край

Владимир Миклушевский

«Сумма», «Роснефть», «Волга групп», «Евраз», «Мечел», СДС, «Кузбассразрез-уголь», «Ростех»

Ставка на статус-кво

А.Андрейченко (ЛДПР, группа Р.Калюжного)

10

Ставропольский край

Владимир Владимиров

ЛУКОЙЛ, «Роснефть»,

«Еврохим»

Ставка на статус-кво

Отсутствуют

11

Астраханская область

Александр Жилкин

«Газпром»,

ЛУКОЙЛ,

ОСК

Ставка на статус-кво

О.Снегов (КПРФ, «Газпром», не является реальным конкурентом)

12

Волгоградская область

Андрей Бочаров

ЛУКОЙЛ, ТМК

Ставка на статус-кво

О.Михеев («СР», строительство, торговля)

13

Вологодская область

Олег Кувшинников

«Северсталь», «ФосАгро»

Поддержка «Северстали»

Отсутствуют

14

Воронежская область

Алексей Гордеев

ОАК, УГМК

Ставка на статус-кво, снижение конфликтности вокруг УГМК

Константин Ашифин (КПРФ, строительство)

15

Ивановская область

Павел Коньков

Нет

Не выражены

А.Петелин («СР»)

16

Кировская область

Никита Белых

«Уралхим», «Ренова», «Ростех», «Уралвагонзавод»

Ставка на статус-кво, снижение политической активности «Уралхима» (прим.: губернатор является выходцем из пермского бизнеса)

К.Черкасов (ЛДПР, группа О.Валенчука), А.Тарнавский (самовыдвижение)

17

Курганская область

Алексей Кокорин

УГМК

Ставка на статус-кво

И.Евгенов (КПРФ),

И.Рюмин («Патриоты России», строительство)

18

Курская область

Александр Михайлов

«Металлоинвест»

Ставка на статус-кво

Отсутствуют

19

Липецкая область

Олег Королев

НЛМК

Ставка на статус-кво, снижение политической активности НЛМК в регионе

М.Халимончук (ЛДПР)

20

Мурманская область

Марина Ковтун

«Норильский никель»,

«ФосАгро», «Северсталь», «Еврохим», «Русал», «Акрон»

Поддержка «Норильского никеля», ставка остальных ФПГ на статус-кво

21

Нижегородская область

Валерий Шанцев

ЛУКОЙЛ, группа ГАЗ, СИБУР, ОМК, «Ренова»

Ставка на статус-кво

В.Буланов (КПРФ)

А.Бочкарев («СР»), Р.Досаев («ГП»)

22

Новосибирская область

Владимир Городецкий

ОАК, ОАО «РЖД», «Ростех», RU-COM

Ставка на статус-кво

Отсутствуют

23

Оренбургская область

Юрий Берг

«Роснефть», «Газпром», УГМК, «Металлоинвест», «Мечел», «Русснефть», «Ренова»

Ставка на статус-кво

С.Катасонов (ЛДПР, строительство; отозван партией в июле 2014 г.)

24

Орловская область

Вадим Потомский

«Северсталь»

Не выражены (губернатор – выходец из бизнеса Ленинградской области)

В.Рыбаков (Народная партия России),

С.Исаков («Родина»)

25

Псковская область

Андрей Турчак

Нет

Не выражены (губернатор – выходец из петербургского холдинга «Ленинец»)

О.Брячак («СР», логистика)

26

Самарская область

Николай Меркушкин

«Роснефть», «Ростех», «Ренова»

Ставка на статус-кво

Отсутствуют

27

Тюменская область

Владимир Якушев

«Роснефть»,

«Газпром», ЛУКОЙЛ, «Сургутнефтегаз», СИБУР, НОВАТЭК, «Русснефть»

Ставка на статус-кво

П.Дорохин (КПРФ)

28

Челябинская область

Борис Дубровский

ММК, «Уралвагонзавод», «Мечел»

Поддержка ММК и «Уралвагонзавода»

Отсутствуют

29

Санкт-Петербург

Георгий Полтавченко

«Газпром» / «Газпром нефть», «Северсталь», ОСК, «Ростех»

Ставка на статус-кво

Отсутствуют

30

Ненецкий АО

Игорь Кошин

ЛУКОЙЛ, «Роснефть», АФК «Система» («Башнефть»)

Ставка на статус-кво

Отсутствуют