у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Наши проекты

08.06.2016

ИТОГИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ГОЛОСОВАНИЯ «ЕДИНОЙ РОССИИ», СИТУАЦИЯ В ПАРТИЙНОЙ ЭЛИТЕ, ИНТРИГИ И СЦЕНАРИИ КАМПАНИИ-2016

Аналитический доклад

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук

Праймериз: главные итоги

Предварительное голосование «Единой России» проходило в сложной социально-экономической и политической ситуации.

1. Ухудшившееся социальное самочувствие граждан, распространение настроений социального пессимизма могли негативно повлиять на уровень политической лояльности, вызвать рост как латентного, так и открытого, в том числе «уличного» протеста. При сохранении очень высокого уровня доверия к главе государства общество далеко не столь однозначно относится к другим институтам и органам власти, включая политические партии и правящую партию страны.

2. Изменение избирательной системы и возвращение выборов в мажоритарных округах означали необходимость перестройки всего дизайна кампании с тщательной и продуманной селекцией конкурентоспособных кандидатов, способных работать на территориях и привлекать на свою сторону массового избирателя.

3. Трансформация партийной системы, выразившаяся в появлении огромного числа новых партий, могла привести к реализации запроса на обновление депутатского корпуса и, соответственно, к снижению интереса общества ко всем «старым» игрокам.

4. Внутриэлитная ситуация в регионах стала более напряженной. На нее повлияла ротация в губернаторском корпусе, обострившиеся конфликты в борьбе за политические и финансовые ресурсы, стремление различных элитных групп сформировать в этих условиях свое парламентское лобби. При этом степень развития внутриэлитных конфликтов очень сильно отличается от региона к региону.

«Единая Россия» в ходе праймериз должна была адекватно отреагировать на все эти вызовы – не растерять поддержку в обществе, предъявить ему сильных кандидатов, продемонстрировать готовность к внутреннему обновлению и преодолеть внутренние конфликты.

Вызов для партии состоял также в том, что сама эта процедура до сих пор имела недостаточное влияние на процесс формирования списка кандидатов, что приводило к кулуарному отбору, в сочетании с широким использованием тактики «паровозов», вытягивающих список, состоящий из малоизвестных обществу людей. Старые технологии праймериз стали неприемлемыми - учитывая не только необходимость справиться со всеми вызовами, но и подготовку 225 кампаний в одномандатных округах. Таким образом, праймериз для «Единой России» стали важнейшим тестом на готовность к переменам и адаптацию к меняющимся условиям.

Главный общеполитический итог праймериз состоит в повышении уровня легитимности политической системы за счет более широкого распространения демократических процедур и усиления обратной связи власти и общества. «Единая Россия» не только продемонстрировала, как это должна делать любая партия, готовность и желание бороться за власть в стране, но еще и внесла важный вклад в повышение качества избирательного процесса в целом, а следовательно, и в повышение качества партийной системы. В условиях, которые для партии сложно назвать тепличными, «Единая Россия» выступила лидером процесса обновления всей партийной системы, подавая пример и другим партиям, а также оставляя возможности для межпартийного сотрудничества и не нарушая тем самым «крымского консенсуса» российских политических партий.

Внутрипартийный итог праймериз заключается в серьезной «перезагрузке» «Единой России», которая означает реализацию сразу нескольких позитивных тенденций. Во-первых, партия успешно адаптируется к условиям парламентских выборов, проходящих по смешанной системе. Во-вторых, растет открытость «Единой России» в ее работе с избирателями. В-третьих, очевидно развитие внутрипартийной демократии. В-четвертых, повышается качество отбора кандидатов. В-пятых, различные группы региональной элиты получают возможности для политического продвижения, что, в свою очередь, способствует и обновлению федеральной элиты за счет притока сил из регионов. Можно с уверенностью утверждать, что из праймериз партия вышла уже другой, способной к успешному разрешению внутренних проблем и отражению вызовов общественно-политической среды.

Много или мало: индекс мобилизации

Уровень явки избирателей на праймериз является одним из важнейших критериев для оценки состоявшейся процедуры. Оценивать его можно по-разному. На наш взгляд, достигнутый уровень явки оказался весьма благоприятным (не говоря уже о том, что он был близок к ожидаемому), что свидетельствует о качестве подготовки праймериз внутриполитическим блоком Кремля. На праймериз «Единой России» проголосовали 9 миллионов 178 тыс. граждан, или 9,6% от общего числа избирателей. Возникает естественный вопрос, много это или мало.

Социологи обозначали несколько более высокий потенциал явки на партийные праймериз. При этом распространялась, на наш взгляд, не вполне корректная интерпретация данных ВЦИОМ. Вывод о том, что на участки для голосования могут прийти 32% россиян, делался на основании замеров ВЦИОМ, показывавших, что 13% респондентов точно намерены принять участие в праймериз, а еще 19% отвечали, что «скорее придут». Однако хорошо известно, что российские респонденты часто выбирают те ответы, которые воспринимаются ими как социально одобряемые, и это напрямую относится к явке на любые российские выборы. В реальности же никогда не срабатывает прямолинейная интерпретация социологических данных о явке. Это произошло и с праймериз «Единой России».

Итоговый результат явки показывает, что ни со стороны Кремля, ни со стороны региональных партийных организаций и органов власти не было ставки на искусственную мобилизацию и тем более – на повторение тех результатов мобилизации сторонников «Единой России», которые она демонстрирует на федеральных выборах. Другими словами, явка имела естественный характер. Если бы для «накачки» явки массово использовались административные технологии, это подорвало бы доверие к процедуре, ударило по ее легитимности. Поэтому уровень активности избирателей на праймериз можно признать вполне достаточным. К тому же, как мы уже отметили, он прогнозировался в Администрации президента РФ, и вполне соответствует социологическим данным, если сделать при этом поправку на обычное для России завышение своих намерений прийти на выборы самими респондентами.

Власти не проводили масштабную и дорогостоящую информационную кампанию, направленную на гарантированное информирование буквально каждого российского избирателя о праймериз. Это закономерно: праймериз предназначены в первую очередь для выявления и мобилизации «расширенного ядра» сторонников партии, а оно никогда не бывает гигантским.

Очевидно не всегда качественное информирование избирателей о местах расположения участков для голосования. Кроме того, число самих участков было относительно небольшим - в сравнении с числом участков на «обычных» выборах. Поэтому негативным образом на явку влиял и фактор доступности избирательных участков, как в больших городах, так и, наоборот, в сельской местности. Эти локальные проблемы вызвали непосредственно в день голосования очереди на многих избирательных участках и высокий уровень нагрузки на счетные комиссии. Известно немало случаев, когда на участках заканчивались бюллетени. При этом сами бюллетени были защищенными и выпускались ограниченным тиражом. В случае нехватки избирателям в некоторых случаях предлагалось заполнить анкету, но она не имела правовой силы, которую имел официальный партийный бюллетень. Так или иначе, эти организационные проблемы стали и результатом интереса избирателей к праймериз, пусть не повсеместного, но на некоторых участках весьма высокого.

Мы рассчитали «индекс мобилизации», представляющий собой отношение явки на праймериз к доле избирателей «Единой России» на последних думских выборах (2011 г.) от общего числа избирателей. Этот условный индекс показывает, какая доля прежнего электората «Единой России» была мобилизована на праймериз. В целом по стране индекс мобилизации составляет 32,4% и является очень значительным. Треть сторонников «Единой России» пришла на праймериз и составляет ядро партийной поддержки. Если оставшиеся две трети придут и проголосуют за «Единую Россию» непосредственно на выборах (что вполне возможно), то партия сохранит свою поддержку, а может и улучшить свой результат при условии еще более активной мобилизации своих сторонников.

Интерес представляет анализ региональных различий явки и уровня мобилизации избирателей. Диапазон явки оказался весьма существенным. Наиболее высокий уровень явки – около 15% был продемонстрирован, в первую очередь, в национальных республиках (Татарстан, Чеченская Республика и др.). Из других регионов России на общем фоне выделились повышенной явкой Саратовская и Тамбовская области. С другой стороны, минимальную явку продемонстрировала Архангельская область (почти 3%). Среди регионов с самым низким уровнем явки оказались Санкт-Петербург, Иркутская область и др.

Анализ региональных различий в уровне явки также позволяет говорить о естественном характере электоральной мобилизации. Явка на праймериз хорошо коррелирует с явкой на российских выборах. Например, республики всегда демонстрируют высокий уровень явки. Архангельская область, напротив, известна очень низкой явкой, которая отмечалась, например, на прошлогодних губернаторских выборах. Санкт-Петербург также устойчиво относится к числу регионов с пониженной явкой. В случае Иркутской области традиционно низкая явка, характерная для этого региона, в контексте праймериз была связана еще и с особенностями внутриполитического соотношения сил. Понятно, что если губернатором является член КПРФ, то ожидать высокой явки на праймериз другой партии не приходится, и эффективность кампании «Единой России» в таких условиях снижается по объективным причинам.

Индекс мобилизации сторонников «Единой России» на праймериз очень значительно отличается от региона к региону. Его анализ дает несколько неожиданные и заслуживающие внимания результаты. По России в целом этот показатель составил почти одну треть, а в регионах колебался в широких пределах от 13% (Республика Коми) до 63% (Мурманская область). Любопытно, что крайними случаями стали регионы, расположенные даже в одном федеральном округе, - Северо-Западном.

Мобилизация сторонников «Единой России», согласно нашим расчетам, оказалась сравнительно низкой (на уровне менее четверти) в 20 субъектах Федерации. В этой группе представлены многие республики, демонстрирующие высокие результаты голосования за «Единую Россию» на выборах. При сравнительно высокой (в контексте праймериз) явке, вплоть до 15%, они все равно не могли приблизиться к тем результатам, которые показывают на выборах. Это можно объяснить тем, что в республиках на прошлых выборах активно использовалась административная мобилизация электората, и относительная «скромность» нынешнего результата позволяет говорить о приведении электорального результата к более адекватному уровню. Причем из этого отнюдь не следует, что «Единая Россия» начинает проигрывать республики оппозиции, но вот завышенной административными методами явки там теперь, вероятно, станет меньше. Мобилизация сторонников «Единой России» оказалась невысокой в Москве и Санкт-Петербурге, и это представляется серьезной проблемой. В Москве это стало результатом политики, направленной на снижение роли и участия партии в электоральных процессах, которая проявилась и на муниципальных выборах, и при избрании мэра города, а затем на выборах в городскую думу (где вместо партийных проводились открытые внепартийные праймериз «Моя Москва»). Такая политика обусловлена необходимостью компенсировать невысокую популярность партии в столицах. Однако в контексте думской кампании вопрос о голосовании именно за партийный список «Единой России» в Москве и Санкт-Петербурге, где к тому же сосредоточено большое число избирателей и результат влияет на общероссийский, становится важным. Очевидного решения этого вопроса праймериз не продемонстрировали. Это создает риски не вполне благоприятного результата голосования столиц за список «Единой России» на предстоящих выборах. В столичных регионах требуются оперативные решения об организации более эффективной партийной кампании и успешном позиционировании партии в городском политическом поле.

Напротив, в 13 субъектах Федерации индекс мобилизации превысил 50%, что можно считать высоким показателем. Интересно, что в этой группе оказалось непосредственное окружение столиц – Московская и Ленинградская области. В целом в списке регионов с наиболее значительной мобилизацией избирателей немало субъектов Центральной России (например, Владимирская, Смоленская, Рязанская, Костромская, Липецкая области) и с Северо-Запада (например, Мурманская, Вологодская области). Из наиболее крупных регионов присутствует в этом списке Волгоградская область. Во всех этих случаях итог праймериз можно считать признаком позитивных сдвигов в поддержке партии, что может обернуться и улучшением ее показателей на выборах. Успешными с этой точки зрения праймериз оказались в регионах, где прошла смена губернатора (например, в результате прихода С.Орловой во Владимирскую область, А.Бочарова в Волгоградскую) или где их курировали сильные федеральные игроки (С.Неверов в Смоленской области).

Таким образом, явка на праймериз показала реальные возможности и перспективы партии в различных регионах страны. По итогам праймериз нет уверенности в укреплении электоральных позиций партии на Урале, в Сибири, на Дальнем Востоке. Напротив, можно говорить о позитивных трендах в целом ряде регионов Северо-Запада, Центральной России, Поволжья. На наш взгляд, итоги явки на праймериз могут стать основанием для выводов о перспективах «Единой России» в различных регионах и для уточнения партийной стратегии - особенно там, где мобилизация избирателей менее эффективна и возможен рост оппозиционных настроений. При этом индекс мобилизации не может служить единственным критерием эффективности предварительного голосования в том или ином регионе.

Формирование общефедерального списка: успешный эксперимент

Праймериз «Единой России» фактически проходили в двух измерениях – «списочном» и «окружном». В каждом из этих двух случаев была собственная организация процесса, и результаты заслуживают отдельного анализа.

Праймериз, направленные на отбор кандидатов для партийного списка «Единой России», представляли собой более сложную кампанию, в которой, в отличие от праймериз в округах, не было и не могло быть единого сценария.

Во-первых, успешность праймериз для отдельных кандидатов в данном случае не определяется лишь занятием первого места, она зависит от числа проходных и полупроходных мест, будущего результата голосования за партийный список, предстоящего объединения многих субъектов Федерации в более крупные региональные группы.

Во-вторых, неизбежно вспыхнувший интерес партийных игроков к одномандатным округам несколько снизил значение праймериз, которые проводились по спискам, и их представленность в публичном поле.

В-третьих, в условиях отказа партии от использования губернаторов в роли «паровозов» крайне актуальной стала проблема организующего центра и публичного лидера кампании.

В этих условиях конфигурация праймериз по партийному списку не могла не варьироваться от региона к региону, и результаты оказались очень разными - как в количественных показателях, так и с точки зрения успешных и неуспешных кандидатов. Во многих случаях произошло частичное дублирование праймериз по списку и в округах, где ключевые публичные роли занимали одни и те же люди, обычно – сильные депутаты и медийные фигуры. Вероятно, в условиях некоторого «раздвоения» праймериз это было наилучшим вариантом, хотя он использовался далеко не везде.

Если говорить о результатах праймериз по формированию общефедерального списка, то одной из наиболее успешных групп на них стали сильные и известные действующие депутаты, выходцы из регионов, имеющие в них прочные позиции и высокий уровень известности. Среди победителей праймериз по спискам нельзя не отметить В.Васильева (Тверская область), О.Баталину (Саратовская область), О.Тимофееву (Ставропольский край), В.Пинского (Приморский край) и других. Некоторые из них одновременно баллотировались в округах (как В.Васильев), другие участвовали только в списочной части кампании.

Другой группой победителей праймериз по спискам ожидаемо оказались региональные политические тяжеловесы - например, спикеры региональных законодательных собраний, нынешние и бывшие мэры крупных городов. Спикеры законодательных собраний стали лидерами праймериз в Краснодарском крае, Иркутской и Калужской области. Заняли первые места на праймериз по спискам нынешний глава Кирова, бывший мэр Липецка. В их отношении не всегда можно с уверенностью утверждать, что они обязательно перейдут на работу в Государственную Думу. Однако «Единая Россия» стремится минимизировать использование «паровозов» и настаивает на том, что участие и успех на праймериз не могут иметь номинального характера, и что за ними должен следовать выход на думские выборы.

Особую роль в кампании по спискам заняли московские политики, как правило, тоже сильные и известные статусные фигуры. Но в одних случаях они уже имели опыт работы с регионами, где выдвигались на праймериз, а в других это происходило впервые. Однако всегда включение крупных столичных политиков в кампании на региональном уровне преследовало целью решение важных общепартийных задач, а не просто собственную раскрутку перед выборами. Часто они выполняли функцию федеральных кураторов праймериз, медиаторов в региональных внутриэлитных конфликтах. Например, подобные задачи успешно решали А.Жуков в Новосибирской области, П.Крашенинников в Свердловской области и др. Можно заметить, что «москвичи» часто направлялись именно в проблемные регионы, где нужно было взять ситуацию под контроль. Нередко это вызывало недовольство конкурирующих между собой за влияние местных элит, но для партии и для кампании приводило к позитивным последствиям, не давая местным клановым разборкам определить ход кампании, создавая в кампании новый авторитетный центр влияния, имеющий поддержку Кремля.

В целом «статусные москвичи» успешно справились с задачами собственного позиционирования в региональном политическом и электоральном поле. Это способствовало их выходу на первые места в списках, как это произошло в случае А.Жукова и П.Крашенинникова, а также В.Никонова в Нижегородской области, А.Исаева в Удмуртии, А.Макарова в Рязанской области и др. Также стали успешными кампании Г.Кулика во Владимирской области, Е.Москвичева в Волгоградской и др. Однако не все «статусные москвичи» смогли встроиться в региональные кампании и завоевать в них лидерские позиции. Очевидным примером стало поражение А.Пушкова в Пермском крае, регионе с очень сложными внутриэлитными отношениями, где глава думского комитета был фактически отвергнут местной политической средой.

Важную стабилизирующую функцию в «списочной» кампании исполняли также медийные фигуры как московского, так и регионального происхождения. При очень разном политическом и профессиональном опыте они всегда интересны для массового избирателя. На наш взгляд, их включение в кампанию сыграло позитивную роль, создав в ряде регионов «центры притяжения» и успокоив внутриэлитные конфликты. К числу наиболее успешных лидеров такого рода можно отнести В.Третьяка в Ульяновской области и Н.Валуева в Брянской области, не говоря уже о такой знаковой фигуре, как В.Терешкова (Ярославская область). Хорошо сработала интеграция в «списочную» кампанию С.Боярского в Санкт-Петербурге, М.Кожевниковой в Вологодской области. Все эти медийные фигуры смогли стать лидерами кампании, причем некоторые из них концентрировались именно на списке (параллельно в округах выдвигались только В.Третьяк и Н.Валуев). Это, с одной стороны, несколько понизило статус в кампании местных политических игроков, но, с другой стороны, нейтрализовало борьбу за лидерство враждующих групп элиты (которая была характерна, например, для Челябинской области и Санкт-Петербурга). Праймериз в целом способствовали продвижению кандидатов, умеющих и любящих работать с общественностью и СМИ, хотя и не всегда имеющих политический опыт.

«Списочная» кампания дала отличные возможности для продвижения общественных активистов, сумевших в ряде случаев потеснить опытных политиков и завоевать симпатии общественности. К числу наиболее ярких победителей праймериз из этой когорты относятся Л.Духанина в Москве, А.Кузнецова в Пензенской области, к ним можно добавить занявшую второе место в Краснодарском крае Н.Костенко. Все они завоевали авторитет своей работой в ОНФ и реализацией общественных проектов, что логично привело их к победе на праймериз. Среди «новых лиц» вызывает интерес и директор государственного музея-заповедника им. М.Шолохова, внук великого писателя А.Шолохов, занявший первое место на праймериз в Ростовской области.

Наконец, праймериз по спискам способствовали успешному продвижению некоторых сильных региональных политиков, укрепляющих таким образом свои позиции на территории и в общественном мнении. Наиболее интересным случаем стал Пермский край, где лидером праймериз оказался региональный депутат Д.Скриванов, одновременно выигравший праймериз в Кунгурском округе.

Таким образом, праймериз по спискам оказались интересным и успешным экспериментом «Единой России», смысл которого остался незамеченным многими аналитиками в связи с общим интересом к выборам в округах. Создан механизм поиска «Единой Россией» лидеров, готовых и способных работать на продвижение партийного списка – в условиях отказа от практики выдвижения губернаторов-«паровозов». Этот эксперимент не привел, да и не должен был привести к выработке какого-то одного стандартного решения. Вместо этого праймериз высветили целый ряд возможных ситуаций, когда роль лидеров могут взять на себя как региональные, так и московские политики-«тяжеловесы», раскрученные медийные фигуры, но наряду с ними также подающие надежды общественники и «растущие» региональные игроки. Здесь нет единой схемы, но праймериз как раз и были призваны выявить реальный спектр возможных вариантов. «Кампания без губернатора» неизбежно оказывается в поиске альтернативного центра; такие центры создали и обозначили партийные праймериз.

Уровень поддержки, которую получили в обществе участники праймериз по спискам, относительно невысок. Средний процент, полученный победителем этого вида праймериз, составил 56,6%, что вполне адекватно, но заметно ниже результатов, полученных в округах. Отставание «списочных» результатов от «окружных» стало неизбежным эффектом сосредоточения и усилий самих кандидатов, и внимания общества на окружных кампаниях. Об этом свидетельствует и то, что те сильные кандидаты, которые шли и по округу, и по списку, обычно получали по списку значительно меньший процент голосов. Это значит, что и сами они отдавали силы работе в округе, но меньше внимания уделяли работе на всей территории региона.

Примечателен огромный разброс результатов, полученных лидерами именно «списочных» праймериз. Если наименьший показатель составил всего 19% (П.Крашенинников в Свердловской области), то наибольший достиг 92% (М.Шеремет в Крыму). Небольшое число голосов привлекли на свою сторону именно в рамках голосования по списку такие известные лидеры кампаний в одномандатных округах, как И.Роднина и Л.Духанина. Сравнительно мало голосов получили и некоторые известные лидеры праймериз по спискам, которые в округах не выдвигались: например, депутаты В.Пинский в Приморье и Л.Симановский в Самарской области, а также главный редактор газеты «Культура» Е.Ямпольская в Челябинской области. Напротив, очень высоких результатов при выдвижении по списку добился спикер Государственный Думы С.Нарышкин (одновременно он шел по округу, его общая известность позволила получить отличный результат и по Ленинградской области в целом), а также некоторые региональные «тяжеловесы», например, спикер законодательного собрания Краснодарского края В.Бекетов и глава города Кирова В.Быков.

Столь значительные различия в голосовании за кандидатов по списку являются следствием и активности при организации «списочной» кампании, и консолидации элиты, и конкурентности представленного списка. Например, имея возможность голосовать за нескольких кандидатов в рамках рейтингового голосования, избиратели не везде этой возможностью пользовались. Так, в Чеченской Республике высокие результаты получили все лидеры списка: люди голосовали за них как за одну команду (но с некоторыми различиями на персональном уровне). Схожая ситуация возникла и в других регионах с консолидированными элитами, например, в Татарстане. Напротив, в Свердловской области конкуренция была столь велика, что избиратели делали только один выбор: этим объясняются низкие процентные показатели всех участников праймериз, вплоть до того, что многие весьма известные и статусные фигуры из регионального истеблишмента получали менее 10% голосов.

Формирование списка одномандатников: высокая конкуренция

Праймериз в округах неизбежно заняли основную часть информационной повестки, учитывая, что с ними были связаны и наиболее очевидные конкурентные кампании, где победитель может быть только один, и именно он должен выйти на федеральные выборы.

Итоговая расстановка сил в округах перед днем голосования сохранила очень большие различия в числе кандидатов, участвующих в праймериз. Среднее число претендентов на один мандат оказалось очень значительным – более 10. Максимальным число кандидатов (30) было в Центральном округе Москвы, что ожидаемо, и Уфимском округе, что, напротив, неожиданно. И лишь два кандидата баллотировались в Нижнекамском округе Татарстана, показавшем антирекорд. В целом число кандидатов оказалось наибольшим в столичном регионе: сразу в трех московских округах их оказалось более 20 (помимо Центрального – Бабушкинский и Черемушкинский). Выделились и другие города-миллионники – Южный округ Санкт-Петербурга, Челябинский округ, уже указанный выше Уфимский. Некоторые другие крупные города, напротив, продемонстрировали относительную пассивность. Например, мало кандидатов (на уровне 3-4) участвовали в праймериз в Красноярском и Самарском округах. В целом можно отметить сравнительно небольшое число кандидатов, участвовавших в праймериз в Дагестане, Татарстане, Кемеровской области, ряде округов Краснодарского края и Самарской области.

Очевидно, что активность по выдвижению кандидатов зависела не только от «столичности» региона, но и от расстановки политических сил в регионах, наличия крупных и влиятельных игроков, степени консолидации элиты, общественной активности. Этим объясняется появление «непривычных» регионов среди тех, где выдвижение было активным, например, Башкортостана. И, напротив, в таких некогда политически активных регионах, как Самарская область, выдвигаться стремились немногие. На выдвижение явно влияла та ситуация для лояльной политической активности, которую создает в регионе губернатор. В Башкортостане при Р.Хамитове она начала улучшаться, тогда как в Самарской области при Н.Меркушкине наблюдаются обратные тенденции.

Уровень конкуренции в округах и структура конкурентного поля зависели на праймериз от нескольких факторов. Во-первых, на это влияли сам факт участия и стартовое влияние действующих депутатов, фигуры которых, разумеется, везде привлекали повышенное внимание. Во-вторых, сила или слабость ведущих игроков – губернатора в регионе и депутата в округе - создавали или ограничивали возможности для конкуренции. В-третьих, на конкуренцию влияла активность общественных групп и движений, молодежных организаций. В-четвертых, фактором конкуренции стала включенность бизнеса в политику. В-пятых, на конкуренцию на праймериз влияло соотношение сил и уровень конфликтности региональных элит. Все это привело к большому разнообразию возникших на окружных праймериз ситуаций.

При этом обращает на себя внимание достаточно высокий уровень поддержки победителей праймериз: в среднем по всем округам (включая регионы, где создан только один округ) он составил 66,8%. Некоторое тяготение окружных праймериз к референдумному сценарию можно объяснить не столько наличием на праймериз абсолютных лидеров, сколько стремлением самих избирателей сделать ответственный выбор в пользу наиболее сильного кандидата. В ходе кампании и дебатов такие лидеры появлялись, и вокруг них произошла общественная консолидация.

При этом разброс результатов победителей окружных праймериз весьма значителен, хотя и меньше, чем в случае праймериз по спискам. Важно отметить, что наиболее высоких результатов добивались отнюдь не обязательно действующие депутаты - скорее наоборот. Этот факт еще раз подчеркивает, что процедура праймериз не выстраивалась в интересах действующего депутатского корпуса и была нацелена на обоснованный отбор сильных публичных фигур разного политического происхождения. Так, результат более 90% получил только один депутат – А.Хайруллин в Татарстане (где в округе у него был единственный соперник). Столь же высокого результата добился сенатор и знаменитый хоккеист В.Фетисов в Подмосковье. Одновременно с этим более 90% голосов получили и «новые» кандидаты – победители праймериз в Нижнем Новгороде Д.Москвин и В.Панов. Примечательно, что такая же высокая консолидация произошла во всех трех округах Крыма, где баллотировались региональные депутаты.

С другой стороны, в 10 округах результаты победителей оказались ниже 40% голосов, а еще в 26 округах – от 40 до 50%. Здесь кампании носили ярко выраженный конкурентный характер. С наименьшим результатом победил бывший депутат Государственной Думы А.Багаряков в Нижнетагильском округе Свердловской области, который стал одним из самых конкурентных в стране. Он занял поначалу второе место с 29% голосов, но победа главы местной полиции И.Абдулкадырова была аннулирована в связи с нарушениями. В целом же среди тех, кто выиграл с небольшим результатом, были и действующие депутаты (Н.Максимова в Тверской области), и бывшие мэры (А.Сидоров в ХМАО), и региональные депутаты (П.Симигин в Хабаровском крае), и крупные региональные бизнесмены (А.Палкин в Архангельской области).

Заметны высококонкурентные округа, где отрыв победителя составил около 15%. Таких округов оказалось 26. При этом, учитывая особенности рейтингового голосования, возникли два разных сценария конкуренции. В одних случаях это было «голосование за всех», когда сразу два-три кандидата получали много голосов, но кто-то все же становился победителем. В других случаях – «выбор фаворита», когда люди, наоборот, сознательно делили свои симпатии между разными кандидатами.

Интересной тенденцией стал рост конкуренции в республиках, прежде всего – в Башкортостане и Дагестане. В число наиболее конкурентных попали сразу два округа Дагестана из трех (Центральный и Южный), и два округа в Башкортостане – Благовещенский и Нефтекамский. В Нефтекамском округе столкнулись два действующих депутата, и И.Марданшин обошел Р.Баталову. Стала расти конкурентность в Пензенской области, о чем свидетельствуют выборы в Лермонтовском округе (победа представительницы ОНФ А.Кузнецовой над сенатором В.Кондрашиным).

Среди наиболее конкурентных регионов по итогам праймериз можно выделить Хабаровский край и Тульскую область: в обоих регионах сразу в двух имеющихся округах был зафиксирован высокий уровень конкуренции. К числу высококонкурентных относились сразу три округа Санкт-Петербурга (из восьми): Северный, Северо-Восточный и Северо-Западный. Небольшой отрыв победителя был зафиксирован и в ряде других округов – Котласском (Архангельская область), Аннинском (Воронежская область), Даурском (Забайкальский край), Красноармейском (Краснодарский край), Кудымкарском (Пермский край), Нижнедонском (Ростовская область), Рязанском, Промышленном (Самарская область), Нижнетагильском (Свердловская область), Тверском, Томском, Удмуртском, Нижневартовском (Ханты-Мансийский АО), Ленинградском (Москва). Наименьшим отрыв победителя оказался в Нижнетагильском округе – 29% у А.Багарякова против 28% у депутата Государственной Думы А.Петрова. Менее двух процентных пунктов разделили в Хабаровском округе депутата краевой думы Б.Гладких и уполномоченного по правам человека Ю.Березуцкого.

Чаще всего интенсивная конкуренция возникла в экономически развитых регионах, характеризующихся более сложной ситуацией в элитах и повышенной общественной активностью.

Интересным явлением стала острая борьба в небольших регионах, где образован только один одномандатный округ. Здесь ставки были особенно высоки, поскольку речь шла о, возможно, единственном мандате, который мог бы достаться данному региону (если расчеты региона на проходное место по списку не оправдаются). Примерами таких регионов с высоким уровнем конкуренции стали многие республики: Адыгея, Алтай, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Марий Эл, Мордовия, Северная Осетия, Чеченская Республика, Якутия, а также Амурская область, Ненецкий АО и Севастополь. При этом в республиках с большим числом избирателей «Единой России» условное «поражение» (второе-третье место в списке) может еще обернуться «победой», т.е. прохождением по списку (например, в Чечне, Кабардино-Балкарии, Мордовии). Но вот для регионов, где избирателей совсем мало, это действительно может быть единственный шанс, что, несомненно, усилило интригу. Например, если в Крыму праймериз носили скорее референдумный характер, то в Севастополе на них столкнулись различные игроки, и праймериз приобрели непредсказуемый характер.

При анализе кампаний в округах особое внимание привлекают результаты действующих депутатов, на основании которых можно судить об обновлении депутатского корпуса. Далеко не все депутаты прошли тестирование праймериз, хотя большинство тех, кто принял в них участие, все-таки добились успеха. Праймериз в округах выиграли 82 депутата (включая регионы, где создан один округ, и победитель праймериз с высокой вероятностью будет баллотироваться в нем, а не по списку). Напротив, 27 депутата потерпели поражение в округах (хотя у некоторых из них есть шанс пройти по списку) и еще более 10 депутатов не получили первое место в регионах с одним округом. «Отсев» депутатов оказался очень серьезным, еще раз подчеркивая реальную необходимость и пользу от проведения открытых праймериз.

Неудивительно, что свои позиции в округах подтвердили многие сильные и опытные депутаты. Среди них были тяжеловесы – непосредственные руководители нижней палаты (С.Нарышкин) и самой партии (С.Неверов, В.Васильев), принявшие решение об участии в выборах в округах. Успешно прошли тест многие главы комитетов (И.Яровая, Н.Панков, М.Шаккум и др.), влиятельные московские депутаты (Н.Гончар, Е.Панина, С.Железняк), бывшие мэры крупных городов (В.Булавинов, В.Шрейдер, П.Пимашков), опытные региональные политики (Р.Кармазина и др.). Но не всегда депутатский опыт сыграл положительную роль: были и весьма заметные депутаты, не сумевшие доказать свою состоятельность в рамках новой процедуры: Н.Герасименко из Алтайского края, О.Савченко в Волгоградской области, Б.Резник из Хабаровска, бывший глава думского комитета по бюджету Ю.Васильев на Ставрополье и др.

Столкновение депутатов с практикой публичной политики на праймериз привело к весьма существенному отбору и не пощадило даже былых тяжеловесов, позиции которых казались непотопляемыми.

При этом завершение праймериз позволяет теперь приступить к консолидации усилий различных игроков, созданию предвыборных команд. В частности, растет заинтересованность претендентов на полупроходные места в списке в прохождении более успешных кандидатов, выигравших выборы в округах. Например, есть ситуации, когда первые два победителя «списочной» кампании баллотируются в округах, и в случае их победы стать депутатом от региона может кандидат, занявший по списку третье место. Примерами таких регионов стали Брянская и Смоленская области. Растет, разумеется, и заинтересованность в повышении уровня электоральной поддержки партийного списка, что может открывать возможности для прохождения влиятельных кандидатов, включая и действующих депутатов, занимающих не только третьи, но и дальнейшие места в списках (такая ситуация характерна для ряда крупных регионов – Москвы, Московской области, Краснодарского края, Татарстана и др.). Таким образом, кампании в округах и по спискам будут еще и эффективно увязаны между собой – в связи с наличием интереса к увеличению числа проходных мест в региональных списках и появлением конкретных заинтересованных кандидатов.

Новая партийная элита: источники рекрутирования

Главным источником рекрутирования «кандидатов в кандидаты» стал региональный депутатский корпус. Его представители активнее всех участвовали в праймериз, составив наиболее весомую часть и «новых» победителей, и проигравших. По нашим подсчетам, к числу региональных и муниципальных депутатов, которые могут выиграть выборы в одномандатных округах, относится более 60 победителей праймериз, немногим меньше, чем число действующих депутатов Государственной Думы. К ним можно добавить около 10 региональных парламентариев, получивших шансы пройти по спискам. Намерены выдвигаться в округах даже ряд спикеров, таких как И.Лоор в Алтайском крае, В.Дерябкин в Ростовской области, Т.Воронина в Курской области. К ним могут присоединиться, если пойдут по округу, победители праймериз в регионах, где создан один округ, - спикеры И.Белеков в Республике Алтай, А.Тихомиров в Еврейской АО, В.Рудченко на Чукотке. Кроме того, участвовали в праймериз и заняли потенциально проходные места по спискам спикеры региональных парламентов Краснодарского края, Астраханской, Иркутской, Калужской, Кемеровской, Тверской областей. Но дело не только в спикерах, и не их возможный переход в федеральный парламент является тенденцией праймериз. Напротив, яркими и заметными фигурами на праймериз стали многие депутаты, не занимающие руководящих постов. Они и могут обеспечить приток «свежей крови» в российский парламент, и это – безусловное достижение праймериз.

Еще одним источником пополнения депутатского корпуса стала региональная и муниципальная политико-административная элита, занимающая посты в региональной исполнительной власти и в руководстве муниципальных образований. К этой группе можно отнести порядка 35-40 потенциальных новых парламентариев, большинство из которых тоже выдвигается в округах. В ряде регионов праймериз выиграли весьма известные и влиятельные заместители губернаторов, такие как Ю.Олейников в Московской области и И.Дивинский в Санкт-Петербурге. Заместители губернаторов победили на праймериз в округах и в ряде других регионов – Алтайском и Красноярском краях, Белгородской, Калининградской, Кемеровской, Ростовской, Смоленской областях. Причем политико-административные элиты могли конкурировать и между собой: так, в Калужской области заместитель губернатора А.Авдеев обошел главу Калуги А.Иванова.

Переход мэров в Государственную Думу также становится распространенным явлением, и опыт муниципалов, несомненно, может быть востребован в работе федерального парламента. В частности, ожидается выдвижение в округах мэров Краснодара (В.Евланов), Саратова (О.Грищенко), Вологды (Е.Шулепов), крупных промышленных и иных экономических центров (Магнитогорск – В.Бахметьев, Новороссийск – В.Синяговский) и др. Корпус бывших мэров в Государственной Думе представляет и ряд действующих депутатов, успешно прошедших праймериз (бывшие мэры Омска, Нижнего Новгорода, Красноярска), к ним теперь могут присоединиться бывший мэр Ростова-на-Дону М.Чернышов, Липецка – М.Гулевский, Оренбурга – Ю.Мищеряков, Сургута – А.Сидоров.

Политико-административная элита тоже не имела гарантированных шансов на успех. Среди представителей региональной исполнительной власти поражений, в самом деле, было очень немного. Скорее в случае бессмысленности участия в праймериз высокопоставленные региональные чиновники отзывали свои кандидатуры, как это произошло в Татарстане (где их участие и создавало основную интригу праймериз). Но позиции муниципальных руководителей на праймериз были не столь блестящими, хотя обычно сильными. Как уже говорилось, проиграл в округе глава Калуги, заняли вторые места в округах глава Курска О.Германова и председатель ярославского муниципалитета П.Зарубин. В целом муниципальные руководители своими позициями тоже предпочитали не рисковать, не всегда имея и мотивацию к переходу в российский парламент. В результате, например, не стал выдвигаться мэр Хабаровска А.Соколов.

Третья группа «кандидатов в кандидаты» имеет более размытый характер - это общественники и медийные фигуры. Из их числа на успех на выборах способны претендовать 25-30 новых кандидатов, которые при этом дополнят уже присутствующих в парламенте коллег.

«Кузницей кадров» стал, как и ожидалось, Общероссийский народный фронт. Подтвердили свои позиции ряд действующих депутатов, тесно связанные с этой организацией - такие как В.Лысаков (Москва) и Н.Говорин (Забайкалье), а на Ставрополье выиграла праймериз по списку сопредседатель центрального штаба фронта О.Тимофеева. Но появились и новые фигуры. В округах лидерами оказались Л.Духанина (Москва), А.Кузнецова (Пензенская область), Д.Сазонов (Пермский край), известные не только в регионах, но и на федеральном уровне. По спискам могут пройти в Государственную Думу известные представители и спикеры ОНФ на федеральном уровне, занявшие вторые места в регионах, - Н.Костенко по Краснодарскому краю и Н.Николаев по Иркутской области. К ним могут присоединиться победительница праймериз по Республике Коми О.Савастьянова, занявший третье место в Москве Д.Морозов; не исключено, что и бывший координатор борьбы за честные госзакупки А.Гетта по Ростовской области.

Представители ОНФ не имели на праймериз специфических преференций. Многие его представители еще недостаточно известны, и для них праймериз стали первой пробой сил в большой политике. Немало случаев, когда они занимали вторые-третьи места, но случались и неудачи. В некоторых случаях они были обусловлены высоким уровнем конкуренции в регионах и острой борьбой элит, а не слабым уровнем подготовки самих кандидатов. В частности, в крайне сложной ситуации, возникшей в Свердловской области, яркие представители ОНФ: сопредседатель регионального штаба и депутат Государственной Думы Л.Фечина, глава регионального исполкома Ж.Рябцева, профсоюзный лидер А.Ветлужских - успеха добиться не сумели. Менее заметным, но также значимым «поставщиком» кадров стал и институт региональных общественных палат.

В праймериз активно участвовали представители социальной сферы – образования и здравоохранения: как непосредственно занятые в этой сфере, так и уже занимающие те или иные статусные должности во властной элите. Из представителей руководства крупных вузов, например, праймериз в округах выиграли В.Власов (Томск) и Д.Москвин (Нижний Новгород). Из числа молодых работников медицины интересен пример С.Москвиной, победительницы кадрового конкурса «Я могу», занявшей первое место по списку в Ивановской области.

Большое внимание привлекло выдвижение ряда в полном смысле этого слова медийных фигур, т.е. крупных и известных журналистов и телеведущих. Их участие также было успешным, что, вероятно, неизбежно, учитывая не только известность этих фигур, но и их опыт публичной деятельности. Это привело к успеху П.Толстого в Москве и О.Пушкиной в Подмосковье, а также Е.Ревенко по списку в Воронежской области. Однако медийность сочеталась у этих кандидатов с реальной и продуктивной общественной работой (так, О.Пушкина является уполномоченным по правам ребенка в Московской области). Кроме того, успеха добивались региональные медийные «звезды», такие как Д.Юрков, работник университета и одновременно ведущий авторской программы в Архангельске. Однако медийность могла показаться и неубедительной для региональных избирателей, если ей не сопутствовали должное позиционирование кандидата в самом регионе и работа с гражданами: отсюда поражения А.Пушкова в Пермском крае и В.Фадеева в Республике Коми.

Одновременно с этим заметно снижение роли деловой элиты, что вполне соответствует заданному Кремлем тренду на деолигархизацию парламентского корпуса. С одной стороны, часть действующих депутатов, имеющих известные тесные связи с бизнес-группами, праймериз выиграла. Но таких случаев не так много. С другой стороны, пополнения Государственной Думы за счет бизнеса не ожидается. Среди тех, кто выиграл в округах, есть единичные представители отдельных государственных компаний (например, В.Бокк от АвтоВАЗа в Тольятти, В.Святецкий от «Росатома» в Забайкалье), но строго на территориях, где они имеют сложившиеся позиции в политической сфере. О том же свидетельствует успех Н.Назаровой в Нижнем Новгороде (группа О.Дерипаски, контролирующая ГАЗ). Но в целом тенденция выглядит крайне слабой.

При этом сочетание статуса в деловой элите и общественной/ депутатской деятельности может считаться основанием для претензий на депутатский статус. Имеют свой бизнес ряд региональных депутатов, которые намерены теперь баллотироваться в округах. Есть среди возможных кандидатов руководители региональных торгово-промышленных палат. Но очевидно, что просто для развития личного бизнеса в парламент уже не переходят: правила игры изменились, и подобные кандидаты не могут это не понимать.

Наконец, стоит упомянуть переход в Государственную Думу некоторых членов Совета Федерации. В последние годы наметилась «циркуляция» парламентариев уже между двумя палатами федерального парламента, которая позволяет реализовывать себя там, где парламентарий больше востребован. По итогам праймериз можно говорить о возможном переходе в нижнюю палату минимум девяти сенаторов, среди которых такие известные фигуры, как В.Фетисов и Д.Саблин. Есть и заметные региональные игроки, например, О.Каньков из Иркутской области. Эта группа, как и остальные, заведомых преимуществ на праймериз не имела. Об этом свидетельствует поражение В.Кондрашина в Пензенской области в условиях конкурентной борьбы, а также крайне слабые результаты при голосовании по спискам у Ю.Вепринцевой в Тульской области и Э.Исакова в Ханты-Мансийском АО.

Внутриэлитные конфликты и их разрешение

Одна из крупных потенциальных угроз праймериз была связана с влиянием внутриэлитных конфликтов. Проблема состояла в том, что внутриэлитные конфликты могли, с одной стороны, оказать внешне позитивное влияние на праймериз, способствуя выдвижению сильных конкурентов. С другой стороны, борьба в этих условиях способна была принять слишком жесткий характер, приводя к массированному использованию «грязных» технологий и дестабилизации общественно-политической ситуации. В таком случае за праймериз мог последовать и всплеск протестных настроений. Для решения этой проблемы кандидаты публично брали на себя определенные этические обязательства, но это тоже могло быть недостаточным. В конечном итоге ключевую роль в разрешении внутриэлитных проблем играло точечное вмешательство федерального центра и определенных им кураторов праймериз в регионах.

Основной причиной внутриэлитных конфликтов на праймериз оказалась борьба «старых» и «новых» управленческих команд вместе с примыкающими к ним бизнес-элитами. Наиболее ярким примером стала Челябинская область, где на праймериз столкнулись интересы команды губернатора Б.Дубровского и бывшего губернатора, ныне депутата Государственной Думы М.Юревича, имеющей разветвленные деловые интересы. В этой борьбе еще одна региональная бизнес-группа – А.Аристова стала тактическим союзником команды Б.Дубровского. В борьбе участвовали и другие игроки, например, структуры «Росатома».

Разрешение региональных конфликтов в процессе праймериз в Челябинской области оказалось одной из сложнейших задач, учитывая весьма жесткий подход всех игроков. В конечном итоге ситуация в округах стала более простой и менее конфликтной. Сам М.Юревич отказался от участия в праймериз, что привело к победе А.Барышева, представителя группы А.Аристова, имевшего поддержку и со стороны команды губернатора. Однако близкий к М.Юревичу депутат О.Колесников в другом округе праймериз уверенно выиграл. Представитель «губернатороской» команды, мэр города В.Бахметьев добился успеха в Магнитогорском округе. Еще в одном округе победил депутат В.Бурматов, представляющий так называемую «молодогвардейскую» группу региональной элиты, союзную губернатору, но имеющую и свои интересы. В этом округе выбыл из борьбы представитель «Росатома» О.Голиков, получивший предложение от губернатора о переходе в его команду. Тем самым в регионе удалось избежать дестабилизирующего влияния внутриэлитных конфликтов на праймериз и связанного с этим всплеска протестных настроений. Однако это не отменяет конкуренцию на выборах, где ожидается участие и М.Юревича, и других сильных кандидатов, включая известного представителя «Справедливой России» В.Гартунга.

Примером региона со сложнейшей позиционной борьбой при участии нескольких центров силы стала соседняя Свердловская область. В этом регионе на исход праймериз стремились повлиять и губернаторская команда вместе с лидером регионального отделения «Единой России» В.Шептием, и администрация Екатеринбурга, и власти Нижнего Тагила, и представительство президента в УрФО. Стабилизация ситуации в элитах отчасти была достигнута за счет формирования альянса между губернаторской и «городской» командой – путем назначения ключевого игрока Екатеринбурга В.Тунгусова на пост главы администрации губернатора Е.Куйвашева. Сложнейшая ситуация в Нижнем Тагиле была отчасти урегулирована в результате аннулирования из-за нарушений победы И.Абдулкадырова, которого поначалу продвигали власти этого города.

В целом нельзя сказать, что политический баланс в Свердловской области полностью достигнут. Например, не удалось выиграть ни одной позиции на праймериз представителям ОНФ, которые столкнулись с противодействием со стороны региональных властей. Однако основные игроки стали вести диалог друг с другом, оставив провокационные методы (вроде заказных протестных акций), которые они использовали прежде.

К числу явно проблемных регионов можно было также отнести Нижегородскую и Самарскую области, Пермский край. В случае Нижегородской области давний конфликт областных и городских элит усугубился с выдвижением в Борском округе известного депутата А.Хинштейна, жестко оппонирующего областному руководству. В данном случае также удалось обеспечить баланс отношений в элитах. А.Хинштейн отказался от участия в праймериз в рамках договоренностей, заключенных на федеральном уровне, что облегчило успех в округе представителя губернаторской команды, областного министра А.Кавинова. При этом в остальных округах баланс был обеспечен за счет продвижения и победы кандидатов, имеющих различную аффилированность в элитах: близких в областной власти (Д.Москвин), к городским элитам (В.Панов) и к ФПГ О.Дерипаски (Н.Назарова). Кроме того, неплохие шансы на переизбрание по списку имеет бывший мэр города В.Булавинов, враждовавший ранее с губернатором В.Шанцевым.

Проблемы Самарской области и Пермского края имели противоположное происхождение. В Самарской области они были связаны с активной экспансией губернатора Н.Меркушкина в политической сфере, что могло угрожать позициям остальных игроков. В Пермском крае, напротив, экспансия осуществлялась против губернатора В.Басаргина, имеющего невысокие шансы сохранить свой пост.

В Самарской области баланс также был обеспечен за счет учета интересов основных игроков. В этом регионе так и не принял участия в праймериз А.Хинштейн, представляющий в нынешнем созыве Самарскую область и жестко критикующий региональные и городские власти. Его роль в кампании могла стать дестабилизирующей. Группа Н.Меркушкина добилась успеха своей представительницы, местного чиновника Н.Колесниковой в округе, где сняли свои кандидатуры оба ее основных соперника – лидер региональных единороссов И.Станкевич и известный бизнесмен, проректор вуза А.Милеев. «Ростех» добился победы своих представителей – В.Бокка в Тольяттинском округе и депутата В.Гутенева по списку (занял второе место). Интересы НОВАТЭКа представляет депутат Л.Симановский, выигравший первое место по списку. Особая ситуация возникла в Промышленном округе, где за дискредитацию партии был отстранен от участия в праймериз наиболее известный кандидат - региональный депутат и бизнесмен В.Малеев, уличенный в связях с криминалом. Праймериз в этом округе приняли совершенно непредсказуемый характер и привели к победе ранее малоизвестного медика Р.Кутузова.

В Пермском крае внутриэлитные отношения также были частично урегулированы, но в данном случае путем уступок со стороны губернатора. Его наиболее значительный оппонент Д.Скриванов смог выиграть праймериз и в округе, и по списку. Сторонники губернатора согласились с отказом от выдвижения в том же округе главы Перми И.Сапко (он занял второе место по списку). При этом оформился альянс Д.Скриванова с выходцем из ЛУКОЙЛа, действующим депутатом А.Василенко, занявшим потенциально проходное место в списке. Сторонники губернатора представлены бывшим мэром Перми И.Шубиным, который одержал победу в другом округе. При достижении относительного согласия в элитах позиции губернатора в Пермском крае по итогам праймериз не укрепились.

Специфический характер праймериз принимали в тех регионах, где крупные властные должности занимают представители КПРФ. Риск разбалансировки отношений в элитах имелся в Иркутской области, но проблем там удалось избежать (кроме проблемы низкой явки, что было неизбежным). В регионе прослеживались отдельные всплески локальных конфликтов, например, в виде нападок депутата законодательного собрания Т.Сагдеева на гораздо более сильного оппонента в лице депутата Государственной Думы С.Тена (в итоге уверенно выигравшего праймериз). В другом округе союзник губернатора, местный депутат и бизнесмен А.Красноштанов заявлял о давлении, которое оказывается на него. Но и его проблемы успешно разрешились, он также выиграл праймериз. При этом «Единая Россия» и губернатор отказались от взаимной конфронтации, что способствовало относительной стабилизации.

Проблемный характер Новосибирской области был обусловлен наличием крупной фигуры в рядах КПРФ (мэр Новосибирска А.Локоть) и раздробленностью элиты. В данном случае важную роль сыграло присутствие в кампании федерального тяжеловеса А.Жукова, ставшего лидером по списку, и знаменитого депутата А.Карелина, выигравшего один из округов. Это позволило кампании обрести логику, несмотря на локальные стычки кандидатов (например, с участием думского депутата С.Дорофеева, проигравшего в итоге городскому депутату А.Каличенко). Фактор «красного мэра» на кампанию существенно не повлиял.

Однако важной и сыгравшей позитивную роль особенностью отмеченных регионов стал их размер, означающий большое число округов и проходных мест по списку, что позволяло, если уж возникала такая необходимость, урегулировать конфликты в ручном режиме. Сложнее это оказалось сделать в небольших регионах, где число думских мандатов совсем мало. Например, в Севастополе столкнулись на праймериз команды губернатора С.Меняйло и бывшего спикера городского собрания А.Чалого. При этом непопулярность губернатора и здесь сыграла против его креатур: первое место занял депутат из команды А.Чалого Д.Белик, тогда как продвигавшийся С.Меняйло космонавт А.Шкаплеров пришел только третьим.

В основном же внимание Кремля к проблемным регионам, тщательный и постоянный мониторинг ситуации и принятые в конце кампании точечные решения позволили разрядить большинство конфликтных ситуаций в регионах либо заморозить конфликты на период выборной кампании. Позитивным является и то, что губернаторские команды разумно отказались от ставки на продвижение только своих кандидатов, притом любой ценой. Напротив, при участии Кремля в ряде непростых случаев создавались бесконфликтные балансы интересов. В частности, в Москве участником такого баланса стал ОНФ: праймериз в Кунцевском округе успешно выиграл депутат В.Лысаков, известный критик городских властей, тогда как в списке первое место заняла Л.Духанина (также победившая в округе), а третье – Д.Морозов.

На наш взгляд, ручное управление, использованное в ряде конфликтных регионов, не противоречит идеологии и практике открытой конкуренции на праймериз. Действительно, праймериз поощряют свободную конкуренцию между партийными игроками, но одновременно означают и проведение игры в соответствии с цивилизованными правилами. Агрессивные методы ведения кампании, война компроматов, подготовка фальсификаций - все это никак не могло входить в предложенные Кремлем правила игры.

В этих условиях с одной стороны принимались решения о создании баланса в региональных элитах. Ярким примером тому стало объединение сил двух, казалось бы, непримиримых врагов – Е.Куйвашева и В.Тунгусова. С другой стороны - произошел выход из игры наиболее конфликтных и проблемных участников праймериз. Одним из критериев проблемности стало проведение чрезмерно агрессивной компрометирующей кампании (А.Хинштейн), либо риск жесткого столкновения непримиримых групп элиты (отсюда уход М.Юревича). Другим критерием оказались нарушения, приведшие к аннулированию результатов победителей, как это произошло в Нижнетагильском округе (И.Абдулкадыров) и Калининградском (Е.Морозов, бизнесмен и бывший областной чиновник, со скандалом покинувший правительство региона). Наконец, в рамках курса на деолигархизацию парламента партия поддержала уход с праймериз ряда депутатов, открыто занимавшихся бизнесом, таких как М.Слипенчук в Бурятии и В.Звагельский в Тверской области (последний формально ушел из-за неучастия в дебатах).

Таким образом, праймериз выполнили еще одну важную функцию. Предварительное голосование стало цивилизованным механизмом выявления и разрешения внутриэлитных конфликтов. Этот подход отнюдь не тождественен управляемому «распределению» депутатских мандатов. Да и к использованию крайних мер партия прибегала лишь в считанных случаях. Важно то, что партия признавала наличие внутренних проблем, не скрывая их от общественности, и участвовала в их разрешении, что в ряде случаев потребовало жестких действий, приведших к уходу с праймериз некоторых кандидатов либо к отмене их победы.

«Единая Россия» и другие партии: новый баланс сил

Праймериз «Единой России» оказали огромное влияние на деятельность других партий и функционирование партийной системы в целом.

Во-первых, другие партии снизили свою активность, ожидая итогов праймериз «Единой России», либо их активность потерялась на фоне праймериз. Это позволило «Единой России» укрепить свои позиции в публичном поле, удерживая преимущество. Другие партии, прежде всего КПРФ, пытались заявить о себе и своих кандидатах в округах, но далеко не повсеместно. Кроме того, в их действиях прослеживалась некоторая хаотичность, выдающая отсутствие четкой предвыборной стратегии и невысокое качество подготовки к выборам.

Во-вторых, актуальным для других партий стал вопрос о возможности и реалистичности договоренностей по поводу поддержки их кандидатов в определенных округах. Праймериз «Единой России» проходили повсеместно, но это само по себе не исключало создание альянсов с отдельными партиями и кандидатами непосредственно на выборах. В некоторых округах кампания праймериз и сами кандидаты были достаточно слабыми, что создает потенциал для дальнейших договоренностей. Например, такие возможности просматриваются в случае «Справедливой России» (Ленинградский округ Москвы, где намерена выдвигаться Г.Хованская, Нижнедонской округ Ростовской области, где кандидатом «Справедливой России» может стать М.Емельянов). Есть варианты уступки отдельных округов КПРФ (Л.Калашников в Тольяттинском округе, О.Смолин в Москаленском округе Омской области). Возможными выглядят некоторые варианты непрямой поддержки «Единой Россией» кандидатов непарламентских партий (А.Журавлев от «Родины» в Аннинском округе Воронежской области). Но пока это единичные примеры. Судя по праймериз, «Единая Россия» может пойти на уступки, но их будет немного.

Кроме того, очевидно, что за конкурентными праймериз должна последовать и конкурентная думская кампания. Вероятны многочисленные случаи, когда кандидаты «Единой России» будут бороться с сильными кандидатами от других партий, а отнюдь не уступать им округа.

Эффектом самих праймериз могут быть и отдельные попытки «реванша» со стороны тех, кто потерпел поражение. Партия настаивает на том, чтобы проигравшие кандидаты отказались от участия в выборах, но запретить это она не в состоянии. Например, депутат Б.Резник в Хабаровске уже заявил, что не просто недоволен итогом праймериз, но и намерен отстаивать свои полномочия на выборах. Возможны варианты включения в кампанию и тех, кто по тем или иным причинам из нее выбыл. В частности, не скрывает таких намерений М.Юревич. Это значит, что сценарии праймериз могут воспроизвестись с изменениями и на самих выборах, но уже в формате борьбы кандидатов «Единой России» с кандидатами других партий или самовыдвиженцами.

В-третьих, процедуры праймериз, или схожие с ними процедуры, пытаются внедрять и некоторые другие партии, но далеко не все и без значительных успехов.

Очевидной неудачей стали праймериз партии ПАРНАС, которые постоянно сопровождались скандалами и борьбой различных мелких групп между собой. Но в итоге праймериз вообще были остановлены и не привели ни к какому результату. Вызвано это было странным сбоем, в результате которого в открытом доступе появились личные данные зарегистрировавшихся на этих праймериз избирателей. Так или иначе, но это привело к тому, что уже не только М.Касьянов возглавил список без участия в праймериз, но и остальные места были распределены «вручную», лишь с частичным учетом известных итогов праймериз. В частности, ПАРНАС не стал учитывать явную победу, судя по имеющимся предварительным данным, известного саратовского блогера В.Мальцева, просто отказавшись с ним сотрудничать. На этом фоне продолжился развал коалиции, когда от ПАРНАСа в еще более резкой форме дистанцировался А.Навальный со своими сторонниками. В итоге ПАРНАС вышел из своих «праймериз» существенно более ослабленным, чем в начале этой кампании.

Праймериз КПРФ (формирование Гражданского совета) нельзя считать полноценными. На них осуществлялся отбор помощников для депутатов КПРФ, которые получили бы эту возможность, пройдя через сито интернет-голосования. Победителям предоставлялся бы контакт с депутатами от своего региона и по своему профессиональному профилю. Однако назвать это праймериз вообще нельзя. Речь идет об очень консервативном сценарии обновления аппарата партии, но не ее депутатского корпуса. Сами же действующие депутаты от КПРФ, напротив, стремятся сохранить свои позиции.

Таким образом, «альтернативные» праймериз показали явную неконкурентоспособность. Эти процедуры либо провалились (ПАРНАС), либо не соответствовали принципам конкурентного отбора кандидатов в депутаты (КПРФ). По их итогам нельзя говорить о появлении в партиях сильных игроков. Наоборот, претендовавший на эту роль на праймериз ПАРНАСа В.Мальцев даже не рассматривался там в качестве потенциального кандидата. Партии парламентской оппозиции, включая ЛДПР и «Справедливую Россию», больше заинтересованы в сохранении своих нынешних лидеров и депутатов, а не в обновлении, и по этой причине публичные процедуры отбора кандидатов могут быть для них опасными. Отказ же от этих процедур будет способствовать ухудшению качества работы, снижению эффективности кампаний в округах.

На старте думской кампании: сценарии и интриги

Главная интрига предстоящей кампании связана с результатом «Единой России». Партия в состоянии улучшить свой результат по спискам в сравнении с 2011 г., но вряд ли кардинальным образом. С одной стороны, в обществе в последние годы выросла консолидация, но с другой стороны, произошло ухудшение социально-экономического фона кампании, и у оппозиции имеются возможности для электоральной мобилизации. На выборах может сработать и интерес электората к новым партиям, учитывая, что нынешняя парламентская оппозиция не вызывает массового энтузиазма. Поэтому факторы поддержки «Единой России» имеют разнонаправленный характер. Исходя из нынешнего (конец мая 2016) уровня общественной поддержки, партия способна набрать 51-54% голосов, хотя есть и риск снижения этого показателя. Это, в свою очередь, дает возможность получить не менее 120 депутатских мандатов.

Возможности «Единой России» в округах по итогам праймериз выглядят вполне благоприятными, но отнюдь не гарантированными. Успешность проведенного отбора надо еще доказать на основных выборах, где уже формируется линейка конкурентных сценариев, таких как противостояние с КПРФ, со «Справедливой Россией», с ресурсными кандидатами от федерального и местного бизнеса, а также с некоторыми выбывшими из праймериз самой «Единой России» игроками. Кроме того, часть округов, вероятно, будет оставлена другим партиям с целью поддержания баланса в системе. В случае одномандатных округов развилка выглядит пока довольно широкой, но вряд ли партия одержит победу менее чем в 165 округах.

В конечном итоге «Единая Россия» имеет неплохие шансы для того, чтобы значительно расширить представительство в Государственной думе. От выборов по спискам и в еще большей степени – от выборов в округах зависит, каким именно будет это большинство - как количественно, так и качественно. При этом существует и важная задача поддержания баланса в партийной системе в целом, очень актуальная для Кремля. Решение этой задачи и оценка целесообразности тех или иных вариантов отношений «Единой России» с другими партиями и отдельными игроками внутри этих партий начинает выходить на первый план.

Поэтому вторая интрига связана с неочевидными шансами электорально наиболее слабой партии парламентской оппозиции – «Справедливой России» на преодоление 5-процентного барьера. Пока рейтинги этой партии (ВЦИОМ, «Левада-центр») не позволяют однозначно рассчитывать на убедительный результат и характеризуются в целом негативной динамикой. Это может означать, что число партий, успешно проведших в Государственную Думу свои списки, может сократиться до трех. Конечно, сокращение числа парламентских партий тактически выгодно «Единой России». Однако оно может привести к нарушению стабильности в системе, в которой «Справедливая Россия» все-таки сформировала свою нишу. В любом случае для электорального успеха этой партии требуется более существенная активизация в публичном поле, а также запуск интенсивной работы ключевых кандидатов в округах.

Третья интрига - преодоление непарламентскими партиями условного трехпроцентного барьера, открывающего доступ к государственному финансированию. На наш взгляд, электоральные резервы для такого развития событий есть. Кто сможет этим воспользоваться, зависит от того, какая повестка окажется более успешной и востребованной в контексте предстоящей кампании. Если это будет национал-патриотическая повестка, то более высокие шансы получат «Родина» и/или «Патриоты России». Экономическая «реформаторская» повестка выгоднее «Яблоку» и «Партии роста».

При этом электоральное пространство России вряд ли настолько пластично, чтобы стало возможным получение 3% голосов более чем двумя партиями из четырех потенциальных претендентов. «Яблоко» со своим опытом имеет на это шансы и борется за сохранение статус-кво, уже получив 3% голосов в прошлый раз. Будет ли другой потенциальный претендент на те же позиции происходить из схожей ниши («Партия роста»), или другой (патриотической), зависит от развития общеполитической ситуации, от информационного поля с его доминирующей повесткой, от активности самих партий. Пока однозначно ответить на этот вопрос нельзя. Но в любом случае за счет мажоритарных округов можно прогнозировать рост числа партий, представленных в парламенте, хотя бы и путем единичных «одиночного» и «группового», а не «фракционного» представительства.

***

Предварительное голосование «Единой России» сыграло важнейшую роль в обеспечении стабильности политического развития страны. Результаты праймериз имеют фундаментальное значение сразу в нескольких аспектах.

· Для институтов российского парламентаризма праймериз означают удачное сочетание преемственности и развития. Они позволяют сохранить наиболее успешную и профессиональную основу депутатского корпуса и при этом провести его существенное обновление, повысив при этом значение регионов и общественников.

· Для партийной системы праймериз обеспечивают «перезагрузку» правящей и системообразующей партии, укрепляя ее связь с обществом и открывая новые социальные лифты для включения в партийную деятельность. Проблема - скорее в застойной ситуации в партиях системной оппозиции, но очевидно, что эту проблему Кремль предоставляет решать самим этим партиям.

· Наконец, для политической системы в целом праймериз обеспечивают ее устойчивое развитие. Речь идет о динамичном развитии, предполагающем успешные ответы на различные вызовы. С этими вызовами, как показывает история российской политики последних лет, политическая система справляется довольно успешно.