у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Наши проекты

26.09.2016

ИТОГИ ДУМСКИХ ВЫБОРОВ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ: НОВАЯ КОНФИГУРАЦИЯ ВЛИЯНИЯ

Аналитический доклад

Андрей Лавров, представитель АПЭК в Челябинской области, кандидат философских наук

Итоги выборов в Государственную думу 7-го созыва по Челябинской области в целом соответствуют общефедеральным трендам. Явка составила 44,37%, что чуть ниже среднероссийского уровня. Снижение явки – общефедеральный тренд, связанный с кризисными явлениями в экономике, сезонным фактором, кратковременностью предвыборной кампании и сложностью для избирателя различения политических позиций и программ парламентских партий в ситуации посткрымского консенсуса. Сыграли свою роль и новые правила предвыборной борьбы, направленные на минимизацию использования административного ресурса, на искусственное стимулирование явки, а также вялое ведение кампании ЛДПР. Несмотря на это, достигнутая явка вполне соответствует среднееропейской явке на выборах подобного уровня и не ставит под сомнение легитимность прошедшей кампании.

Если посмотреть на динамику посещения избирательных участков в течение дня голосования, то в отличие от предыдущих выборов, мы не увидим резких влетов явки в конце дня. Это свидетельствует о том, что можно полностью исключить версию активного использования административного ресурса. Как обычно, более активно голосовали жители сельских территорий и малых городов (Варненский, Нагайбакский районы, г. Пласт, пос. Локомотивный), а хуже всего – Центральный район г. Челябинска.

1. Результаты выборов. Лидерство «Единой России» и его природа

Лидером ожидаемо стала партия «Единая Россия», набравшая 38,11% голосов. Такой результат – итог концентрации внимания и усилий руководства области и регионального штаба на борьбе в одномандатных округах. Учитывая победу в 5 из 5 одномандатных округов, «Единой России» удалось не просто сохранить доминирующее положение на региональном политическом поле, но и значительно усилить сове влияние. По результатам кампании региональное отделение может претендовать на 8 мандатов.

Кроме первой тройки по списку (Е. Ямпольская, В. Шишкоедов, Д. Вяткин), это А. Барышев по Челябинскому округу (39,47% ближайший конкурент Г. Волошина, СР 20,05%), В. Бурматов по Металлургическому (41,68%, ближайший конкурент В. Швецов, СР, 19,07%), В. Бахметьев по Магнитогорскому (49,04%, ближайший конкурент О. Мухометьярова, СР, 14,86%), О. Колесников по Златоустовскому (32,31%, ближайший конкурент С. Вайнштейн, ЛДПР, 25,27%), А. Литовченко по Коркинскому (37,70%, ближайший конкурент В. Гартунг, СР, 34,52%). Уверенная победа в одномандатных округах, где прежде всего соперничали личности, а не представители партийных брендов, позволяет констатировать, что региональному отделению Единой России удалось собрать в своих рядах наиболее адекватных и дееспособных представителей элиты, пользующихся реальной поддержкой южноуральцев.

Оправдались прогнозы экспертов о том, что в Челябинской области, в отличие от других регионов России, «Справедливая Россия» может претендовать на второе место по итогам голосования. Результаты эсеров (17,55%) – первые в стране, однако они могли бы быть более значительными, учитывая блестящие позиции, которые имела «Справедливая Россия» и ее лидер В. Гартунг (по существу начавший думскую кампанию еще на выборах в ЗСО в 2015 году) на старте.

Прежде всего это результат стратегических (ставка исключительно на работу в одномандатном Коркинском округе, где баллотировался сам В. Гартунг) и тактических ошибок (выдвижение О. Мухометьяровой не в ее родном Златоустовском округе, где она могла значительно увеличить результаты СР, а в Металлургическом; конфронтация со всем журналистским сообществом; оскорбительная для многих южноуральцев информационная атака на хоккейный клуб «Трактор»; общая ставка на эскалацию скандалов как основной метод политической борьбы).

Региональное отделение СР не заметило кардинальных изменений в сознании избирателей, уставших от популистской риторики и волюнтаристских обещаний и предъявивших запрос на честность и открытость, и в правилах политической предвыборной борьбы современной России, ориентированной сегодня на спокойный, конструктивный диалог, а не на прямое столкновение эпатажных лидеров.

На третьем месте ЛДПР (16,75%), что обусловлено не столько активной предвыборной работой либерал-демократов, сколько откровенно слабой кампанией КПРФ, которая оказалась лишь на 4-м месте.

Непарламентские партии, традиционно разделяемые на левопатриотические и праволиберальные, показали в Челябинской области скромные результаты. Причина - не столько в отсутствии ресурсов и в крайне слабой предвыборной кампании, сколько в отсутствии у последних региональной электоральной базы и их ставке на неадекватные при нынешних рейтингах президента В. Путина и губернатора В. Дубровского призывы к импичменту главы государства и отставке главы области.

2. Новая политическая реальность как фактор кампании

Парламентские выборы 2016 года проходили в условиях новой федеральной и региональной политической реальности. Предыдущие выборы в Государственную Думу 2011 года вызвали множество нареканий по поводу недостаточного уровня легитимности. Еще одним фактором, вызвавшим недовольство населения, стал низкий уровень прямой коммуникации с гражданами в ходе предыдущей предвыборной кампании. У населения начало складываться впечатление, что голосование исключительно по партийным спискам способствует отрыву депутатского корпуса от нужд и запросов населения.

Запрос граждан на прямую коммуникацию и новые лица в политике – наряду с кризисными явлениями в экономике, введением против Российской Федерации режима санкций - побудили власть сделать акцент на более широкое вовлечение граждан в активную политическую жизнь. Сложившийся посткрымский политический консенсус большинства населения и основных политический партий вокруг политики президента В. Путина во многом нивелировал партийные различия в глазах избирателей. Ответом на запросы граждан стал ряд принятых на федеральном уровне новаций, реализованных в ходе предвыборной кампании 2016 года.

Во-первых, это принципиальная установка на открытость, легитимность и конкурентность выборов. Во-вторых, это возвращение выборов по одномандатным округам. Цель – создание ситуации, в которой депутат ответственен перед своими избирателями, а не перед партийной номенклатурой.

В-третьих, в целях обеспечения того, чтобы депутаты в своей работе руководствовались общегосударственными интересами, а не выражали потребности отдельных социальных групп (жители городов-миллионников или сельских территорий), была введена так называемая «лепестковая нарезка», призванная обеспечить в каждом округе сочетание всех социальных слоев российского общества. При реализации подобного сценария если и не «обнуляются», то сильно девальвируются все предыдущие электорально-административные договоренности. Таким образом, «перенарезка» объективно уменьшала возможность использования административного ресурса, делала выборы более конкурентными и стимулировала потенциальных кандидатов к активизации непосредственных коммуникаций с населением.

В-четвертых, обострившийся в результате кризисных явлений запрос на социальную справедливость потребовал ослабления влияния неформальных коалиций, элит и бизнес-групп на предвыборные процессы. Общество требовало, чтобы депутаты, пришедшие в Государственную думу 7-го, созыва ставили во главу угла не лоббирование собственных бизнес-интересов, а общегосударственные нужды и повышением уровня жизни населения. И, наконец, в-пятых - установка на честность и открытость в коммуникации с населением. Пример в этом прежде всего демонстрировали представители «Единой России».

Если задача федеральных властей состояла в формулировании новых, соответствующих запросам населения и потребностям политического момента норм и правил проведения выборов, то на региональные власти легла непростая задача обеспечения условий для их реализации. Изменение правил политической предвыборной конкуренции упирались в инертность, а иногда и прямое противодействие (случай М. Юревича) представителей бизнеса.

Однако новые правила возникли не спонтанно, а органично формировались в ходе развития политических процессов в Российской федерации в последние годы. И к созданию условий для их реализации в регионе приступили загодя.

Результатом смены губернатора М. Юревича на Б. Дубровского стало прекращение открытых межэлитных конфликтов, создание работоспособной коалиции элит и формирование условий для нормализации политических процессов, обеспечивающих цивилизованное проведение предвыборных кампаний.

Апробация новых правил во многом проходила в ходе выборов в Законодательное собрание Челябинской области в 2015 году. Несмотря на пессимистичные прогнозы, выборы в Законодательное собрание продемонстрировали высокую явку и бесспорную победу «Единой России». В соответствии с общественным запросом на обновление элит Законодательное собрание обновилось наполовину. Изменение внутри элитной конфигурации - усиление команды губернатора – выразилось впоследствии в смене заместителей председателя областного парламента. Представителей «призыва Юревича» сменили представители «магнитогорской» команды губернатора Б. Дубровского и выходцы из правоохранительных органов. Перестановки произошли без видимых конфликтов, а преемственность сохранилась: ее олицетворяет один из наиболее влиятельных и популярных политиков Челябинской области, председатель Законодательного собрания В. Мякуш.

С точки зрения легитимности праймериз прошли без громких скандалов и значительных жалоб. Глава регионального отделения В. Мякуш выступил с весьма адекватным заявлением о том, что это явная недоработка регламента; отделение выступило с инициативой о том, чтобы в будущем правила проведения праймериз ужесточить и максимально приблизить к выборному законодательству.

Главной интригой праймериз в челябинской области стали попытки участия в них экс-губернатора М. Юревича. Не получив поддержки однопартийцев, областной администрации, руководства партии на региональном и федеральном уровне он был вынужден сняться с внутрипартийной предвыборной гонки, а позже и покинуть ряды Единой России.

По окончательным итогам праймериз в Челябинской области был сформирован новый отвечающий задачам текущего политического момента партийный список от «Единой России». При наличии большого количества новых лиц в первую тройку вошли: главный редактор газеты «Культура» Е. Ямпольская, генеральный директор «Южуралзолото. Группа компаний» К. Струков и депутат Госдумы Д. Вяткин. После выхода Струкова из предвыборной гонки, что вполне соответствует курсу на уменьшение количества представителей бизнеса в представительных органах власти, его место занял В. Шишкоедов.

Результаты по одномандатным округам были вполне ожидаемы. Победили кандидаты, поддержанные командой губернатора и руководством регионального отделения «Единой России»: А. Барышев, В. Бурматов, В. Бахметьев, А. Литовченко и О. Колесников.

Таким образом, уже на ранних этапах кампании Единой России удалось в цивилизованной форме не только решить большинство внутриэлитных конфликтов, сформировать обновленную, дееспособную команду кандидатов на думских выборах, захватить стратегическую и информационную инициативу, но и задать тон и правила всей предстоящей кампании как прямого диалога всех партий и кандидатов с широкими слоями населений. Выборы 2016 года в Челябинской области с самого начала стали беспрецедентными по интенсивности прямых коммуникаций с жителями. Добившиеся успеха кандидаты сделали основную ставку на встречи с избирателями как наиболее адекватную запросам людей форму политической агитации.

4. Характер конкуренции на выборах в Думу

На начальном этапе кампании технологически все партии придерживались традиционной для данного этапа тактики работы на общий рост узнаваемости и транслирования предвыборного месседжа; баннерная реклама (по интенсивности первое место – «Единая Россия», второе – «Справедливая Россия», третье – КПРФ, замыкает ЛДПР), газетная и листовочная экспансия. С августа кандидаты от «Единой России», СР и «Яблока» в лице А. Севастьянова «пошли во дворы», но в большей мере это имело отношение к борьбе одномандатников, а не к противостоянию партийных брендов.

Использование «черных технологий» вплоть до сентября было минимально. «Единая Россия» взяла курс на их искоренение; особенно активизировалась эта работа после оглашения 5 принципов ведения избирательных кампаний В. Володиным. С «Единой Россией», ЛДПР и КПРФ руководству области удалось заключить неформальный, но от этого не менее действенный пакт о соблюдении правил приличия. Эсеры, традиционно позиционирующие себя в роли «жертвы массовых нарушений» законодательства о выборах, также долго не рисковали использовать неэтичные методы политической борьбы.

В ходе кампании «Единой России» пришлось сконцентрироваться на усилиях по нейтрализации массированной информационной атаки на партию и ее лидеров как на федеральном (замена министра образования, единовременные выплаты пенсионерам), так и на региональном (выступления Холманских и Дубровского на встрече с педагогическими работниками) уровнях. Усилия оказались результативными.

Если говорить о борьбе партийных списков, положение в регионе изначально складывалось довольно удачно для «Единой России». КПРФ и ЛДПР не создавали серьезных рисков, ориентируясь в основном на свой стабильный электорат и не предпринимая серьезных попыток выйти из своей электоральной ниши. Планировавшееся заранее включение посредством баннерной кампании имиджевого ресурса президента В. Путина в партийную кампанию не могло не дать положительного эффекта, но вызвало чрезмерно оптимистичные ожидания. В связи с этим руководство регионального отделения партии сделало основной акцент на работу с одномандатниками.

КПРФ изначально и на протяжении всей кампании претендовала на один списочный мандат для И. Никитчука. Концентрировать усилия ради большего у них не было ни желания, ни средств. Региональный штаб работал в расслабленном режиме и занимался преимущественно критикой правительства, областных властей и «Единой России» в социальных сетях (Проект «Правда Че») и в СМИ (постоянные прямые эфиры на радио КП-Челябинск). Потенциально очень сильный игрок С. Шаргунов работу на территории области не вел. Наиболее активен был депутат Челябинской городской Думы К. Нациевский с его жалобами на применение административного ресурса. Но на электоральных показателях КПРФ эта активность существенно не сказалась. Результат - провал кампании и находящийся под вопросом даже списочный мандат для кандидата И. Никитчука.

ЛДПР, учитывая, что все средства самого ресурсного кандидата С. Вайнштейна были брошены на Златоустовский округ (где, как во всяком депрессивном регионе, позиции ЛДПР традиционно сильны), тоже не проявляла особой активности и надеялась на традиционный вояж В. Жириновского.

Наибольшую активность из оппозиционных партий проявляла «Справедливая Россия». Уже в начале кампании В Гартунг был вынужден бросить максимальные силы на Коркинский округ. На территории региона началась крупномасштабная рекламная компания СР. Несмотря на ряд явно проигрышных решений типа переброски О. Мухометьяровой из Златоустовского в Магнитогорский округ, наличие сильной агитационной сети, финансовых ресурсов и яркого опытного лидера изначально делало Челябинскую область территорией, в которой перспективы «Справедливой России» выглядели наиболее сильными. В отличие от федерального уровня, на котором СР значительно уступала КПРФ и ЛДПР, в Челябинской области рейтинг «эсеров» демонстрировал постоянный рост.

Среди тем, продвигаемых региональным отделением СР в ходе предвыборной кампании, следует обратить внимание на поддержку инициативы ПАРНАСа о проведении референдума за возвращение прямых выборов глав муниципалитетов. О. Мухометьярова - единственный депутат Законодательного собрания, проголосовавшая за его проведение. Это стало практически единственным дополнением к программе СР, заявленной В. Гартунгом еще в ходе выборов в Законодательное собрание в 2015 году.

Избранная В. Гартунгом стратегия нагнетания скандалов и эскалации конфликтов постепенно привела к маргинализации регионального отделения партии, о чем прежде всего свидетельствовал поток жалоб от В. Гартунга и на В. Гартунга. Нападки на губернатора и И. Сеничева по поводу финансирования хоккейного клуба «Трактор» и обвинения руководства ряда СМИ в создании организованного преступного сообщества не только настроили против него региональных журналистов, но и оттолкнули значительную часть населения области. Несмотря на это, учитывая пассивность ЛДПР и КПРФ на территории региона, «Справедливой России» удалось консолидировать вокруг себя большую часть социально-протестного электората.

На финальном этапе кампании - с обострением противостояния в Коркинском округе - В. Гартунг был вынужден свернуть работу по региону в целом, фактически принеся интересы СР в жертву ставке на победу над А. Литовченко. Тем не менее, несмотря на потери по сравнению с 2011-м, результаты партии в Челябинской области – наивысшие в России.

Из непарламентских партий активность в ходе предвыборной кампании проявляли только «Коммунисты России» и «Яблоко» в лице А. Севастьянова. Севастьянов провел множество дворовых встреч, что дало определенный эффект. Процент проголосовавших за «Яблоко» это существенно не увеличило.

Серьезным игроком могла бы стать и Партия пенсионеров. От нее по Челябинской области планировал выдвинуться экс-губернатор М. Юревич, но в результате ряда скандалов федерального уровня выдвижение не состоялось, и Юревич был не только устранен от непосредственного участия в выборах, но и после своего скандального интервью ВВС практически самоудалился из регионального политического пространства. Результаты голосования показали, что даже предпринятый им на завершающем этапе кампании шаг по призыву голосовать за представителей «Справедливой России» не принес эсерам заметных политических дивидендов.

Инициатива несистемной оппозиции о проведении референдума о возвращении прямых выборов мэров и попытка создания инициативной группы, призывающей к импичменту президента В. Путина и отставке губернатора Б. Дубровского, имели резонанс исключительно в интернет-пространстве. У ПАРНАСа в Челябинской области не оказалось ни электоральной базы, ни ресурсов для ведения заметной предвыборной кампании.

В целом соперничающие партии в ходе предвыборной кампании не предприняли серьезных попыток выйти за пределы своих электоральных ниш, и основная политическая борьба развернулась прежде всего между кандидатами-одномандатниками.

5. Характер и уровень конкуренции в одномандатных округах

По результатам праймериз и выдвижения кандидатов-одномандатников от оппозиционных партий уровень политической конкуренции в округах был очень различным: от почти нулевой конкуренции в Магнитогорском округе, где у мэра В. Бахметьева почти не было конкурентов, до одного из самых конкурентных на территории России Коркинского округа, где боролись эсер В. Гартунг и кандидат от «Единой России» А. Литовченко.

В Магнитогорском округе победитель праймериз В.Бахметьев, начиная со старта, не только не имел серьезных конкурентов (в 6 раз опережал ближайших соперников), но и обладал ресурсами Магнитогорского металлургического комбината и поддержкой губернатора Б. Дубровского. Поскольку исход выборов в Магнитогорском округе был очевидным, здесь кандидаты оппозиционных партий работали почти исключительно на партийный список. Самый заметный из них - первый секретарь Челябинского обкома КПРФ, глава фракции Компартии в Законодательном собрании И. Егоров - не обладал достаточными ресурсами. На протяжении всей кампании из оппозиции в округе активно работала и встречалась с жителями только эсерка О. Мухаметьярова, но, обладая минимальными ресурсами и будучи здесь «чужой» по сравнению со «своим» В. Бахметьевым, серьезной угрозы для него она не представляла.

В Челябинском округе кампания началась еще в 2015 году, когда о намерении выдвинуться по нему заявил экс-губернатор М. Юревич. Он первый создал штаб и начал работу с населением. Его узнаваемость (98%), искусственно создаваемый и продвигаемый посредством СМИ миф «тефлоновости» и непобедимости отпугивал потенциальных соперников. В результате из серьёзных игроков по округу рискнул выдвинуться только его давний и принципиальный оппонент, представитель группы А. Аристова А. Барышев.

М.Юревич принял участие в праймериз «Единой России», но в связи с конфликтом с командой губернатора, а также с федеральным и региональным руководством партии вынужден был сняться, а через несколько дней и покинуть партию. Однако он не оставил намерений попасть в Государственную думу. Переговоры с парламентскими партиями не принесли результатов. Экс-губернатору было отказано. Зашла речь о самовыдвижении. Начался активный сбор подписей. В последние дни перед завершением регистрации М. Юревич отказался от самовыдвижения и попытался выдвинуться от Партии пенсионеров. Но и эта попытка провалилась.

В результате кандидат от «Единой России» А. Барышев остался без серьёзных политических конкурентов. Буквально в течение месяца нарастив узнаваемость, он затем снизил активность предвыборной работы, что отрицательно сказалось на показателях «Единой России», но не помешало ему одержать вполне убедительную победу.

В Металлургическом округе основной конфликт между представителем «молодогвардейской» группы влияния В. Бурматовым и депутатом Заксобрания О.Голиковым был разрешен в пользу первого еще на уровне праймериз. После этого доминирование В. Бурматова в округе стало очевидным. Выдвинувшиеся представители системной оппозиции В. Пашин (ЛДПР) и К. Нациевский (КПРФ) не обладали ресурсами и кампанию практически не вели. Кампания эсера Швецова в связи с жестким противостоянием В. Гартунга и А. Литовченко в Златоустовском округе финансировалась по остаточному принципу и тоже не могла серьезно угрожать кандидату от «Единой России.»

Угрозу представлял заявившийся изначально от «Родины», но позже выдвинувшийся от «Яблока» экс-омбудсмен А. Севастьянов. Но после смены партии и выхода из предвыборной гонки М. Юревича, креатурой которого был Севастьянов, он также остался без ресурсов. В результате победа Бурматова был предрешена.

Наибольшим уровнем конкурентности отличались Златоустовский и Коркинский округа.

В Златоустовском округе в выборах приняли участие четыре депутата Госдумы, но при этом реальная борьба развернулась между победителем праймериз «Единой России» О. Колесниковым и кандидатом от ЛДПР, депутатом Госдумы С. Вайнштейном. Для обоих это была новая территория. С Вайнштейн первым начал работу по округу и на ранних этапах кампании по узнаваемости значительно опережал О. Колесникова.

Интересно, что и О. Колесников, и С. Вайнштейн в прошлом поддерживали особые отношения с экс-губернатором М. Юревичем и одинаково чужды сложившемуся в области благодаря губернатору Б. Дубровскому внутриэлитному консенсусу. Этот округ мог стать одним из немногих в стране, где был вероятен вариант победы кандидата ЛДПР над кандидатом «Единой России». Складывалась парадоксальная ситуация, в которой и Колесников, и Вайнштейн были, искренне уверены в том, что в результате межпартийных договоренностей округ буден отдан именно им. Поэтому борьба шла всерьез, а противники зачастую использовали спорные с этической точки зрения методы.

С середины лета О. Колесников и С. Вайнштейн шли практически вровень. Разрыв между ними не выходил за рамки социологической погрешности. При этом огромное количество респондентов социологических опросов не определились с выбором вплоть до дня голосования. Кампанию сопровождал ряд громких скандалов и взаимных обвинений. Руководство области заняло позицию над схваткой, продемонстрировав принципиальность в следовании установке на открытость, конкурентность и легитимность проходящих выборов.

Коркинский округ - традиционная на протяжении 20 лет вотчина В. Гартунга. Узнаваемость кандидата от «Справедливой России» В. Гартунга к середине июля выросла до рекордных 94%. Его основной соперник единоросс А. Литовченко к тому же моменту практически с нуля достиг узнаваемости почти в 60%. Несмотря на имеющийся разрыв, темпы Литовченко обнадеживали его сторонников.

Рост узнаваемости А. Литовченко в рамках всего округа за счет увеличения масштабов агитации сочетался с тем, что в его кампании на ранних этапах явно не хватало содержательного наполнения и ясности образа кандидата. Для городского электората, особенно в Челябинске и Копейске, А. Литовченко так и оставался кандидатом от сельских районов. С другой стороны, именно из-за этого на селе, которое традиционно голосует активнее, рейтинги Литовченко и Гартунга были практически равны.

Дополнительным фактором, работающим на победу кандидата от «Единой России» А. Литовченко, могло стать увеличение конкуренции среди оппозиционных партий, так как именно они были способны ослабить позиции В. Гартунга и отнять у него протестные голоса. Особую ставку противники «Справедливой России» делали на выдвинувшегося от КПРФ С.Шаргунова. Но очень скоро стало очевидно, что серьезной «полевой» компании он вести не будет. С. Шаргунов свое присутствие на территории так и не обозначил. Уровнем активности остальных кандидатов можно было пренебречь.

С течением времени кампания В. Гартунга все более маргинализировалась. К концу лета он оказался у той грани объявления его персоной нон-грата в среде политического истеблишмента, что и М. Юревич за 2 месяца до этого. Ставка лидера региональной СР на раздувание скандалов, обилие жалоб на работу «эсеров» создало множество поводов к слухам о возможном снятии кандидата. Эксперты отмечали, что по ходу кампании у В. Гартунга сложились напряженные отношения и с С. Мироновым. Его позиции в руководстве СР серьезно пошатнулись.

Далее последовали многочисленные конфликты со СМИ вплоть до обвинения журналистов в создании ОПГ, вызвавшие резкую негативную реакцию всего журналистского сообщества. нападки на хоккейный клуб «Трактор» и руководство области. Все это вызвало ответную реакцию. Увязнув в скандалах и судебных тяжбах, штаб В. Гартунга на самом важном завершающем этапе кампании резко сбросил обороты агитационной работы. Благодаря негативным публикациям начал расти антирейтинг. Не помог (да и не мог помочь, учитывая, что В. Гартунг на тот момент выбрал весь свой возможный электорат) даже призыв М. Юревича голосовать за кандидата от СР. В это же время лавинообразно выросла активность работы штаба А Литовченко. В результате в последние дни ему удалось одержать самую сложную победу по Челябинской области.

В первые дни после выборов В. Гартунг продолжал действовать в логике эскалации. Он потребовал пересчета голосов в Коркинском округе – с тем, чтобы более 8,5 тыс. испорченных бюллетеней были засчитаны в его пользу. При этом он сам призывал к порче бюллетеней в ходе кампании, поэтому его аргументы вряд ли можно считать убедительными.

7. Нескучные выборы

Ставшее уже трюизмом определение кампании как «скучной» в некоторой степени может быть отнесено лишь к трем из пяти округов Челябинской области. В двух округах шла жесточайшая конкурентная борьба. Хотя если «скучность» понимать как борьбу по правилам, минимизацию скандалов и использования черных технологий и ориентацию на конструктивный диалог, то ее приход можно считать благоприятной тенденцией. Учитывая, что прошедшие выборы задали новый стандарт прямых коммуникаций власти с широкими слоями населения, это не недостаток, а явный признак взросления политической системы современной России.

Результаты выборов в Челябинской области можно считать вполне благоприятными для руководства области и регионального отделения «Единой России». Они заметно укрепит позиции губернатора Б. Дубровского, на котором, естественно, лежал груз ответственности за корректное проведение предвыборной кампании в восприятии населения, региональной и федеральной элиты.