у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Наши проекты

28.09.2016

ИТОГИ ДУМСКОЙ КАМПАНИИ В БАШКИРИИ: ОТ АДМИНИСТРАТИВНОЙ НАВИГАЦИИ К ВОЗРАСТАЮЩЕЙ ДИНАМИКЕ КОНКУРЕНТНОЙ СРЕДЫ

Аналитический доклад

Дмитрий Михайличенко, представитель АПЭК в Республике Башкортостан, доктор философских наук; Евгений Соболев

В Башкирии прошли 193 избирательных кампании разного уровня, в которых приняли участие более 2 млн. избирателей. Ожидаемо повышенный интерес вызвали в регионе выборы в Государственную Думу Российской Федерации (так, явка составила 68,78%). Кампания значительно отличалась от предыдущей. Возвращение одномандатных округов повысило предвыборную конкуренцию и ожидания населения. Новая «лепестковая» нарезка усложнила работу штабов политических партий, которые вынуждены были совмещать часто противоречивые месседжи. Дополнительным драйвером избирательной кампании стало настойчивое требование Кремля обеспечить конкурентность, честность и легитимность предвыборной борьбы и итогов выборов.

Завершившийся в Башкирии электоральный цикл вписывается в логику нишевой конкуренции: в сложившейся структуре каждая из парламентских партий занимает свою политическую нишу. При этом ведущие позиции занимает «Единая Россия». КПРФ и ЛДПР контролируют наиболее значимые ниши, левую и национально-патриотическую.

Конкурентная борьба разворачивается в каждой нише, однако наиболее острое соперничество наблюдалось в левом и либеральном секторах политического поля. Итоги выборов показали, что КПРФ с большим трудом удалось сохранить лидирующие позиции на левом фланге, а жесткая конкуренция либеральных партий между собой предопределила поражение всего либерального лагеря.

Особенностью региональной кампании стали отчетливые антипопулистские настроения, ориентированные на решение локальных проблем развития. В условиях кризиса сформировался повышенный запрос населения на «реалистичную» региональную повестку и, как следствие, антипатия и даже враждебность к «пришлым» кандидатам. Поэтому партии, вынужденные обратиться к федеральным политикам, плохо известным республиканскому избирателю, изначально поставили себя в худшие условия по сравнению со своими оппонентами, особенно в одномандатных округах. Это обстоятельство повлияло на итоговый результат. Серьезным фактором избирательной кампании стал сложившийся консенсус в отношении курса президента РФ. Мнение президента и его непосредственная поддержка «Единой России» имели значительный электоральный эффект.

Партии: предэлекторальная активность

Определяющее влияние на стартовые позиции партий имел заработанный ранее рейтинг (и, соответственно, антирейтинг) партий, а также предэлекторальная активность, которая позволяла не только мобилизовать партийные структуры, но и проработать тактику избирательной кампании, умение на регулярной (а не ситуативной) основе взаимодействовать с избирателями. Значимым показателем эффективности адаптации политических партий к новым реалиям избирательной кампании стало умение не допускать внутрипартийных конфликтов и проводить ротацию состава.

Наибольшей предэлекторальной активностью в Башкирии отличалась «Единая Россия». Партия сделала ставку на прямую коммуникацию с избирателем. Основными средствами коммуникации стали партийные проекты, прежде всего «Реальные дела», предварительное голосование и агитационная кампания. Проект «Реальные дела» обеспечил не только постоянное информационное присутствие «Единой России» в региональной повестке, но и продемонстрировал потенциальным избирателям возможности партии решать актуальные вопросы развития территорий. Предварительное голосование позволило свести к минимуму внутрипартийные конфликты, обновить состав кандидатов, отсеяв непопулярных политиков, раньше других отмобилизовать партийный штаб, а также заранее познакомить население со своими потенциальными кандидатами. Кроме того, праймериз стали мониторингом общественных настроений и пожеланий, которые затем использовались «Единой Россией» и ее кандидатами в ходе предвыборной агитации.

Партии, отказавшиеся от механизма обновления в форме праймериз (прежде всего КПРФ и отчасти «Справедливая Россия»), оказались в проигрыше, поскольку упустили возможность актуализировать каналы непосредственной коммуникации с избирателем, отобрать конкурентоспособных кандидатов и сформулировать отвечавшую интересам населения региональную повестку.

По итогам предварительного голосования и съезда партии «Единая Россия» выдвинула своих кандидатов в пяти одномандатных округах республики из шести. Отказ от Нефтекамского округа хотя и был неожиданным, но выглядел вполне логичным. Партия «освободила» округ для федерального кандидата от вполне лояльной «Гражданской платформы», при этом лишив своих оппонентов в округе персонального объекта для критики, вынудив последних перестраивать свои избирательные тактики.

Укрепил позиции «Единой России» Глава Башкортостана Рустэм Хамитов, который возглавил региональный список партии. Обращаясь к Хамитову, «Единая Россия» принимала в расчет консолидирующую роль Главы Башкирии. Став лидером регионального списка, Хамитов как глава региона взял на себя дополнительные обязательства гарантировать конкурентность, открытость и легитимность думских выборов. Это стало важным сигналом наиболее «активным» главам муниципалитетов, предпочитавших методы электоральной мобилизации, применявшиеся до политической реформы 2012-2015 годов.

Активно провела предэлекторальный период КПРФ, однако устоявшаяся система взаимодействия между руководством и региональными отделениями предопределила формирование итогового списка партии, лидерами которого стали депутат Госдумы Александр Ющенко и депутат Государственного Собрания-Курултая РБ Вадим Старов. Руководитель регионального отделения КПРФ Юнир Кутлугужин оказался только третьим в списке. Сложившаяся в 90-х годах ХХ века на фоне роста народного недовольства, партия набирает голоса «по инерции», превратившись в «клуб избранных», который распределяет мандаты между членами «клуба», не считаясь с мнением не только рядовых партийцев, но и руководителей региональных отделений. Нынешний электоральный цикл обнажил эту проблему еще раз, что не самым лучшим образом сказалось на итогах выборов для партии.

Региональное отделение ЛДПР продолжало работать на единственного кандидата, депутата Госдумы Ивана Сухарева, подтверждая очевидный дефицит региональных политиков у партии. «Подрастающее поколение» ЛДПР, как показали выборы, пока не готово восполнить этот дефицит: кандидат-одномандатник ЛДПР В. Рябов получил в своем округе около 15 % голосов.

Активность ЛДПР ограничивалась позиционированием лидера партии Жириновского на федеральном уровне и личными встречами Сухарева с избирателями в регионе, а также немногочисленными партийными проектами. ЛДПР работала в щадящем режиме, готовя кампанию главным образом в городах. Неоднозначно повлияла на электоральный рейтинг Сухарева история с его банкротством, однако партия оказала ему доверие и подошла к выборам с хорошей подготовкой.

Наиболее слабо провела предэлекторальный цикл «Справедливая Россия». Как и в целом по России, партия растратила ту поддержку, которую получила в 2011 году. Ситуацию усугубили периодические скандалы в региональном отделении. Поэтому «Справедливая Россия» была вынуждена искать лидеров вне республики. Список партии возглавил Гаджимурад Омаров. Дефицитом ярких лидеров было обусловлено и выдвижение экс-премьера Башкирии Раиля Сарбаева в одном из округов. В качестве предвыборных инициатив эсеров стоит отметить открытие в конце мая 2016 г. Центра защиты прав граждан, сфокусированного на борьбе со злоупотреблениями в сфере ЖКХ.

Активность непарламентских партий в этот период была минимальной. Единственным исключением можно назвать периодические акции партии «Яблоко» и кампанию в защиту горы-шихана Торатау, которую возглавила депутат Законодательного собрания-Курултая Руфина Шагапова и «Зеленые».

Региональная власть как ландшафтообразующий субъект кампании

Особенностью кампании стала мощная медийная атака против главы республики и лидера списка «Единой России» Рустэма Хамитова, которая не преследовала электоральных целей. Содержательной основой негативной кампании стала возможная отставка главы Башкортостана в связи с его переходом на работу в Госдуму и обсуждение возможных преемников.

Федеральные группы влияния попытались воспользоваться избирательной кампанией, чтобы оказать давление на главу Башкортостана. Еще во время предварительного голосования в качестве кандидата была зарегистрирована директор «Башкирской содовой компании» М. Бортова, которая после вмешательства С. Неверова была вынуждена сняться с праймериз. Наибольшее информационное давление пришлось на период переговоров по приватизации «Башнефти». После встречи Р. Хамитова с В. Путиным решения об отсрочке приватизации интенсивность информационной атаки существенно снизилась, а в начале сентября она прекратилась.

Другой особенностью кампании стал отказ республиканской власти от ручного управления выборами в пользу управления политическим ландшафтом в республике. Этот подход не предполагает административной навигации для партии власти, как и искусственного накачивания явки. Итогом стало повышение легитимности выборов в республике.

По информации ЦИК, голоса избирателей распределились следующим образом: «Единая Россия» – 57,22 %, КПРФ – 18,7 %, ЛДПР – 10,58 %, «Справедливая Россия» – 6,62 %, «Коммунисты России» - 1,02 %, другие партии – менее 1 %. Для сравнения, в 2011 г. итоги выборов были следующими: «Единая Россия» – 70,5 %, КПРФ – 15,6 %, ЛДПР – 5,2 %, «Справедливая Россия» – 5,5 %, «Яблоко» – 1,2 %.

Цели партий в кампании

Задачи партий определялись контекстом нишевой конкуренции, а также условиями многоуровневой кампании. «Единая Россия» ставила цель не просто выиграть выборы в условиях риска, а подтвердить свое лидерство в партийной системе страны. Как заявлял секретарь регионального отделения «Единой России» Константин Толкачев, партия должна была набрать более 50 % голосов избирателей.

КПРФ пришлось доказывать свое право быть второй партией в России и главной оппозиционной силой. В отличие от КПРФ, либерал-демократы были свободны в своей политической риторике. Наиболее сложная ситуация сложилась для «Справедливой России». Если в прежние кампании это была новая сила, способная аккумулировать протестный электорат, то к 2016 годы «справедливороссы» растеряли значительную часть своих сторонников.

Непарламентские партии в республике ограничивались демонстративной активностью. Ни одной из них не удалось сформулировать внятную альтернативную программу, которая обеспечила бы электоральную поддержку. Исключением стала кампания партии «Гражданская платформа», лидер которой Рифат Шайхутдинов баллотировался в Нефтекамском одномандатном округе. Отсутствие кандидата «Единой России» давало возможность Шайхутдинову ставить задачу победить в округе. Кроме того, некоторые непарламентские партии, в частности, «Зеленые», рассматривали думские выборы в контексте подготовки к следующему электоральному циклу.

Особенности агитационной кампании

«Единая Россия» с самого начала сделала ставку на конкурентный отбор кандидатов, на позиционирование как партии президента и на продвижение уже работающих партийный проектов. Дополнив «Реальные дела» несколькими социальными проектами, «Единая Россия» выбрала консервативный формат политической рекламы, ведя «классическую кампанию лидера» с большим количеством встреч, коммуникации и ненавязчивым характером наружной агитации. В итоге присутствие «Единой России» ощущалось везде, как в реальном, так и в виртуальном пространстве.

Поскольку главной угрозой КПРФ стало естественное сокращение электоральной ниши, предвыборная тактика партии включала в себя не только распространение традиционного набора агитационной продукции, рассчитанной на людей старшего поколения и личные встречи кандидатов, но и активное присутствие в социальных сетях. Эффективность агитационной кампании КПРФ снижалась из-за ярко выраженного «конфликта поколений». Лидер списка А. Ющенко выступал за активное позиционирование КПРФ среди молодежи посредством уличной активности, тогда как руководитель регионального отделения предпочитал традиционные методы «от двери к двери» и митинги.

Агитация ЛДПР велась исходя из умеренных амбиций ЛДПР и отличалась откровенным «энергосбережением». Партия сделала ставку на позиционирование В. Жириновского как «своего» для избирателя политика. В частности, Жириновский был лидером списка партии в Горсовет Уфы. Помимо наружной рекламы, ЛДПР активно работала в городах республики, прежде всего в столице. Основной формой стали «мобильные приемные кандидата в депутаты Ивана Сухарева».

«Справедливая Россия» оказалась в критическом цейтноте. Республиканское отделение партии явно не доработало в предэлекторальный период: к весне 2016 г. в республике не было ни одного сколько-нибудь известного претендента в кандидаты от «Справедливой России», проектная активность партии была на нуле. Именно это определило предвыборную тактику. Вряд ли успешной можно назвать ставку «Справедливой России» на двух лидеров – одномандатника Р. Сарбаева и Г. Омарова, возглавившего региональный список. Слишком диссонировала лояльная по отношению к власти позиция Г. Омарова с критикой республиканских властей, на которой строилась предвыборная агитация кандидата-одномандатника Р. Сарбаева. Тактика партии была в итоге основана на скандальных информационных поводах, а штаб партии стал лидером по количеству жалоб, поданных в ЦИК. Фактически региональное отделение «Справедливой России» сделало ставку на дискредитацию процедуры выборов в Башкортостане.

Среди непарламентских партий выделялась агитационная кампания «Гражданской платформы», которая, однако, локализовалась в районах, входящих в Нефтекамский одномандатный округ, а также партии «Зеленые».

Характер и итоги думской кампании в Башкирии

Республиканские власти отказались от практики накручивания явки и поддержки конкретной партии, что способствовало росту конкуренции и повышению легитимности выборов в глазах населения. Республиканский ЦИК зафиксировал минимальное количество нарушений в единый день голосования. Лишь небольшая часть из них (в Салаватском избирательном округе) может рассматриваться как попытка властей применить административный ресурс.

Наличие нарушений по время голосования обусловлено инерцией предшествующих избирательных кампаний и было скорее исключением, чем правилом. Исполнительная власть в республике демонстративно дистанцировалась от избирательной кампании «Единой России».

Голосование показало, что «лепестковая» нарезка блокирует протестный и радикально настроенный электорат. Так, в трех округах, в которые входили разные районы Уфы, ЛДПР значительно опережала КПРФ и занимала 2-е место (по спискам), однако благодаря остальным (во многом сельским) округам КПРФ удалось выйти на второе место по республике.

Итоги выборов отражают реальное соотношение политических сил в Башкортостане. «Единая Россия» получила 57,22 % голосов избирателей, что ниже, чем на выборах 2011 г. (70,5 %). Однако благодаря победе во всех одномандатных округах, где партия выставила своих кандидатов, представительство «единороссов» от Башкортостана в Госдуме изменится незначительно. В республике не оказалось политических партий, способных на равных конкурировать с «Единой Россией». Немаловажным фактором успеха «Единой России» стала ассоциация партии с президентом В. Путиным.

В то же время избирательная кампания обнажила слабые стороны «Единой России». Хотя спикер республиканского парламента К. Толкачев, руководивший избирательным штабом «Единой России», смог без приглашения серьезных политтехнологов решить поставленные перед партией электоральные задачи, местное отделение так и не научилось работать со сторонниками партии и привлекать внебюджетные средства. Очевидно при этом, что партийный штаб работал в условиях дефицита ресурсов.

Отказ главы Башкортостана от думского мандата и победа З. Байгускарова, идущего вторым по списку, в одномандатном округе позволят пройти в Госдуму следующим за ними кандидатам И. Юмашевой, Р. Мардашнину, Р. Баталовой, Р. Ишсарину, Ф. Ганиеву и с большой вероятностью М. Бугере.

Кампанию КПРФ в Башкортостане вряд ли можно назвать успешной. Несмотря на то, что в этом году партия получила 18,7 % голосов, больше, чем в 2011 г., от Башкортостана во фракцию войдет лишь один А. Ющенко. КПРФ оказалась не готовой к соперничеству в одномандатных округах. Даже в Нефтекамском округе, где «Единая Россия» не выдвинула своего кандидата, партии не удалось получить большинство. Неудача КПРФ обусловлена рядом факторов, прежде всего, естественным сокращением электоральной ниши и использованием традиционных форм предвыборной агитации при отсутствии значительных ресурсов. Также на итогах негативно сказалось негласное противостояние регионального отделения и ЦК партии.

В ЛДПР положительно оценили итоги выборов: партия набрала 10,58 %, что позволило ей не только опередить «Справедливую Россию», но и несколько приблизиться к КПРФ. Несмотря на сильные антипопулистские настроения избирателей, фиксируемые в ходе социологических исследований, и высокий антирейтинг ЛДПР, партии удалось мобилизовать прежде всего молодежный электорат Уфы. Сработала ставка на «энергосберегающую» кампанию в городе. Выдвинув В. Жириновского лидером списка в горсовет Уфы, партии удалось объединить две кампании – муниципальную и федеральную. Отчеты избирательных комиссий показывают, что в трех избирательных округах (Уфимский, Благовещенский, Белорецкий), включающих районы Уфы, ЛДПР опередила КПРФ. В итоге, как и в 2011 г., партии удалось провести в Госдуму И. Сухарева от Башкортостана.

«Справедливая Россия» мобилизовала сторонников и набрала 6,62 % голосов в республике. Относительный успех обеспечила активная работа лидера списка Г. Омарова, предложившего новый для республики формат предвыборной агитации в виде работы Центров защиты прав граждан. Наряду с регулярными встречами с избирателями, работа центров позволила аккумулировать ядерный электорат партии и набрать необходимые голоса.

«Справедливой России» пришлось привлечь в качестве кандидатов в одномандатные округа политиков из других регионов России, а также бывших башкирских политиков. Это в конечном счете привело к формированию нескольких противоречащих друг другу агитационных тактик и, как следствие, растерянности и неопределенности электората.

Непарламентским партиям, как и прогнозировалось, не удалось составить конкуренцию парламентской четверке. Относительным успехом можно считать 1,89 % голосов, полученных партией «Коммунисты России». С одной стороны, это объясняется ошибкой избирателей, поскольку некоторые кандидаты партии «Коммунисты России», в частности, Ю. Бирюзов, в прошлом году баллотировались в Госсобрание-Курултай от КПРФ. С другой стороны, часть избирателей осознанно голосовала за откровенную партию-спойлер, подтверждая тезис об усталости и разочаровании в КПРФ части ее сторонников.

Провал либералов вызван отсутствием работы в межэлекторальный период. Кроме того, либеральным партиям не удалось интегрировать региональную повестку в свои предвыборные программы.

Борьба в одномандатных округах

В предыдущем докладе АПЭК, посвященном предвыборной ситуации, мы прогнозировали победу «Единой России» как минимум в четырех из тех пяти округов, в которых партия выставила своих кандидатов. Еще одни округ, Салаватский, нами рассматривался как «сложный» для «Единой России». В итоге, «единороссы» одержали победу во всех пяти одномандатных округах. В Нефтекамском округе, где не было кандидата-«единоросса», победу одержал председатель партии «Гражданская платформа» Рифат Шайхутдинов.

Как и на федеральном уровне, в республике наиболее острой была конкуренция между «Единой Россией» и КПРФ. Кандидаты от этих партий являлись основными претендентами в двух округах – Уфимском и Стерлитамакском.

В Уфимском (третьем) округе «единороссу» П. Качкаеву противостоял лидер списка КПРФ А. Ющенко. В пользу Качкаева сыграли его популярность в столице, положительные оценки горожанами его работы в Уфе. Именно противопоставление «порядка в городе при Качкаеве» современному положению дел в столице способствовали нивелированию негативного контента, связанного с участием депутата в принятии закона о взносах на капремонт. Активная «низовая» работа А. Ющенко в округе способствовала набору голосов прежде всего партией.

Серьезное соперничество «Единой России» и КПРФ развернулось в Стерлитамакском (восьмом) округе, где сити-менеджеру Стерлитамака А. Изотову противостоял коммунист, депутат Курултая В. Старов. Именно в этом округе КПРФ удалось добиться наибольшего успеха (24,1 %). Однако победа Изотова была вполне предсказуемой. В его пользу сыграла популярность в городе и районе, положительные отзывы о работе.

Третьим в условном рейтинге интенсивности противостояния было соперничество «Единой России» и ЛДПР. Либерал-демократы удачно использовали «лепестковую» нарезку, сосредоточив свои усилия на мобилизации уфимского электората. Тем не менее в Благовещенском (четвертом) и Белорецком (пятом) округах победу одержали кандидаты «Единой России» И. Бикбаев и З. Рахматуллина. Успех И. Бикбаева обусловлен прежде всего его общественной деятельностью в качестве руководителя поискового движения в республике. Кроме того, руководство Аппаратом Общественной палаты РБ способствовало росту узнаваемости Бикбаева и закреплению за ним статуса внепартийного общественника. Активная работа Рахматуллиной и ее штаба «в поле» позволили ей мобилизовать неуфимский электорат. Дополнительным фактором стало жесткое противостояние ее оппонентов: Сухарева (ЛДПР) и Омарова («Справедливая Россия») - между собой.

Конкуренция «Единой России» и «Справедливой России» наблюдалась лишь в Салаватском (седьмом) округе. Именно этот округ оценивался нами как наиболее конкурентный, поскольку кандидату «Единой России» З. Байгускарову противостоял экс-премьер Башкортостана Р. Сарбаев. Избрав тактику создания агрессивных информационных поводов и критики действующей республиканской власти, кандидат «Справедливой России» оказался не готов к ведению полноценной кампании. Р. Сарбаеву не удалось предложить населению округа убедительной альтернативной программы. Напротив, кампания З. Байгускарова была построена на активной «программно-наказной» коммуникации с населением, которая была налажена еще в период праймериз. Немаловажным фактором стал месседж «закон и порядок», на котором строилась агитационная кампания кандидата «Единой России».

Также конкурентным был Нефтекамский (шестой) округ, где «Единая Россия» не выставила своего кандидата. Основное соперничество развернулось между депутатом Курултая И. Галиным (КПРФ) и председателем партии «Гражданская платформа» Р. Шайхутдиновым. В пользу Шайхутдинова сыграли активная агитационная кампания и позитивный образ «новичка» в республиканской политике. Кроме того, программа «новой индустриализации» Шайхутдинова была позитивно воспринята промышленным северо-западом Башкортостана. Вероятно, Шайхутдинову удалось агрегировать и административный ресурс, пообещав создать рабочие места и развивать экономику региона.

Из кандидатов других непарламентских партий наибольшего успеха добилась Р. Шагапова от партии «Зеленые», которой удалось получить 11,85 % голосов избирателей в Стерлитамакском округе. Фактически Шагапова мобилизовала значительную часть электората, настроенного против разработки шихана Торатау.

В целом же непарламентские партии не смогли выдвинуть конкурентоспособных кандидатов в одномандатных округах.

Итоги голосования по одномандатным округам подтвердили удачный выбор «Единой России» в пользу прямой коммуникации с населением, в том числе посредством предвыборных проектов и «наказов», и праймериз как способа предварительного отбора наиболее способных к предвыборной борьбе кандидатов. Партии власти удалось одержать победу во всех округах, в которых ее кандидаты принимали участие. Успех «Гражданской платформы» во многом ситуативен.

Несмотря на то, что «Единая Россия» набрала меньше голосов, чем в 2011 г., победы в одномандатных округах позволят партии иметь как минимум 11 депутатов от Башкортостана в Госдуме. КПРФ подтвердила статус второй политической силы в республике, однако партии не удалось достичь поставленных перед кампанией задач. Проиграв все одномандатные округа, КПРФ провела от Башкирии лишь лидера регионального списка, федерального политика А. Ющенко. Успешной можно назвать кампанию ЛДПР, которой в ходе малозатратной кампании удалось мобилизовать городской электорат, составить серьезную конкуренцию КПРФ и получить одно место в Думе. Учитывая слабые позиции «Справедливой России» на старте кампании, партия вполне может быть удовлетворена итогами выборов и сохранением места в Госдуме.

Из непарламентских партий вполне могут быть удовлетворены результатами «Зеленые» и «Коммунисты России». Несмотря на поражение в одномандатном округе, Р. Шагапова, поведя качественную кампанию, способствовала росту популярности своей партии. Поэтому думскую кампанию партии «Зеленые» можно рассматривать в качестве старта для следующего электорального цикла. «Коммунисты России» по-прежнему рассматриваются электоратом как партия-спойлер, однако это не мешает им отбирать голоса у прямых конкурентов – КПРФ. Хотя лидер «Гражданской платформы» Р. Шайхутдинов одержал победу в одномандатном округе, партия вряд ли может занести себе в актив прошедшую кампанию, поскольку так и не стала центром притяжения либеральных сил.

В целом выборы в республике подтвердили доминирующую роль четырех партий в политическом пространстве Башкортостана.

Укрепились позиции региональной власти, которая в ходе избирательной кампании испытывала постоянное давление со стороны различных групп интересов. Уровень влияния Рустэма Хамитова позволит консолидировать всех депутатов от Башкортостана для агрегирования и продвижения «республиканской повестки» в федеральном центре.

Отказ руководства республики от ручного управления выборами в пользу формирования конкурентной политической среды способствовал сокращению количества нарушений и повышению легитимности выборов. Сохранение этого тренда будет способствовать укреплению доверия населения Башкортостана к выборам.