у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Наши проекты

10.01.2017

ОСНОВНЫЕ ТРЕНДЫ РАЗВИТИЯ И РЕЙТИНГ ВЛЯНИЯ ЭЛИТЫ БАШКИРИИ В 2016 ГОДУ

Дмитрий Михайличенко, представитель АПЭК в Республике Башкортостан, доктор философских наук, 

Евгений Соболев, кандидат исторических наук, Доцент БГПУ им. М. Акмуллы

Политическая повестка в Башкирии в 2016 г., как и во всей стране, определялась выборами в Государственную Думу. Выборы завершали очередной электоральный цикл, а его итоги оказались ключевыми для дальнейшего развития политической ситуации в регионе. Выборы стали формой проверки устойчивости социально-политического положения республики. Наряду с избирательной кампанией ситуация в регионе испытывала влияние процессов, напрямую не связанных с региональной политической повесткой, однако оказавших на нее существенное воздействие: приватизации «Башнефти» и кадровых перестановок в Администрации президента России.

1. Предварительное голосование как прелюдия «большой кампании»

Начавшись в марте с подготовки и проведения предварительного голосования «Единой Россией», избирательная кампания продолжала определять региональную политическую жизнь вплоть до начала ноября.

Поскольку праймериз проводила правящая партия, в них были вовлечены представители власти всех уровней, члены партии, а также значительная часть избирателей. Расширение состава участников предполагало новый формат праймериз, в которых теперь могли участвовать не только члены партии, но и все желающие, включая представителей многочисленных общественных организаций. Для участия в предварительном голосовании в Башкортостане зарегистрировалось 107 участников, из которых 61 состояли в партии «Единая Россия», 40 – беспартийных и 6 являлись сторонниками партии.

Введенные ограничители (отсутствие судимости, зарубежных счетов и иностранного финансирования, а также обязательное участие в дебатах) позволили уменьшить, но не исключить влияние крупного бизнеса на предварительное голосование. Впрочем, бизнес сразу обозначил свои интересы: Марина Бортова, одна из директоров «Башкирской содовой компании», выдвинулась в качестве участника праймериз и лишь под влиянием генсовета партии была вынуждена снять свою кандидатуру накануне голосования.

Анализ участников предварительного голосования и их распределение по избирательным округам не свидетельствует о значимых внутрипартийных конфликтах. Некоторые депутаты (С. Мурзабаева, Р. Ишмухаметов, А. Махмутов), проигравшие праймериз, не примкнули к оппозиции. Депутат Госсобрания Р. Ахмадинуров заявлял о готовности оспорить результаты праймериз, в случае нарушений, однако организованный им экзит-полл лишь подтвердил официальные результаты.

Стоит отметить модерирующую роль республиканской власти, которая была направлена на исключение конфликта между влиятельными представителями партии и на выдвижение кандидатов, способных к согласованию интересов, в заведомо проблемных округах. Несмотря на умеренное обновление, действующие депутаты подтвердили свой статус фаворитов (П. Качкаев, З. Рахматуллина, Р. Баталова, Р. Марданшин). В ходе предварительного голосования партия смогла также выдвинуть будущих кандидатов, не имевших депутатского опыта (З. Байгускарова, И. Бикбаева, А. Изотова, победивших затем в своих одномандатных округах), апробировать основные положения предвыборной программы. Кандидаты «Единой России» в отличие от своих оппонентов подошли к кампании в оптимальных условиях.

Явка на предварительное голосование в республике составила 11,89 % (по стране – около 10%). «Единой России» удалось решить поставленные задачи: внутрипартийные конфликты были минимальными, партия отобрала кандидатов, которые затем выиграли в своих округах, штаб смог отработать некоторые техники, проверить месседжи, отмобилизовать региональную сеть и раньше оппонентов начать избирательную кампанию.

Предварительное голосование обозначило контуры новой конфигурации взаимоотношений между региональным отделением «Единой России» и исполнительной властью Башкирии, которая отказалась от исключительной поддержки партии власти, направив свои усилия на формирование конкурентного политического ландшафта в республике.

2. Думская кампания: специфика региона

Думские выборы совпали с муниципальными, в том числе в горсоветы Уфы, Стерлитамака, Салавата, Агидели, Нефтекамска, Октябрьского, Кумертау.

На разных этапах избирательная кампания дополнялась событиями, которые пусть и не явно, но влияли на ее ход и корректировали соотношение сил. Различные политические силы стремились использовать выборную повестку в своих интересах. Для республиканской власти важно было продемонстрировать управляемость политическими процессами в регионе и продолжить курс на создание условий конкурентной политической среды.

Промышленные группы («Башкирская содовая компания») использовали избирательную кампанию для давления на республиканскую власть: проблема поиска сырья для компании и промышленной разработки горы-шихана Торатау сохраняла свою актуальность.

Политические элиты республики воспринимали избирательную кампанию как возможность упрочить свои позиции. Во время выборов резко активизировались оппозиционные республиканской власти политические силы, которые блокировались с группами промышленных интересов. Роль информационной поддержки этих групп отводилась экс-чиновникам республиканской администрации, которые во время кампании выступали в качестве политтехнологов и политических аналитиков. Заметным полем противостояния стали интернет-ресурсы и социальные сети. Несмотря на то, что электоральный эффект от интернет-активности по-прежнему невысок, политические акторы уделяют все больше внимания этому сегменту кампании.

Восприятие выборов населением базировалось на негативном опыте предшествующих кампаний. Социологические опросы фиксировали относительно невысокую электоральную активность жителей республики (на уровне 50-60%), отчетливый запрос на стабильность и незначительные протестные настроения.

В республике прошло 193 избирательных кампании, в которых участвовало более 2 млн избирателей. Явка составила 69,7%. Федеральные выборы ожидаемо доминировали в региональной политической повестке. Кампания изначально вписывалась в логику нишевой конкуренции: парламентские партии, занимая свою электоральные ниши, практически не претендовали на электорат оппонентов. Главным содержанием кампании стало блокирование парламентских партий против остальных претендентов на места в парламенте.

Это во многом предопределило прохождение в Госдуму «Справедливой России», которая едва ли была способна повторить свой успех 2011 года. Единственной из непарламентских партий, претендовавшей на как минимум сохранение федерального финансирования, было «Яблоко». Как федеральная, так и региональная кампании партии «Яблоко» оказались неудачными. Оппозиционные партии не смогли предложить внятные месседжи, не определились с позиционированием по отношению к президенту России, не наладили эффективную систему прямой коммуникации с избирателем.

Думская кампания в регионе имела несколько особенностей.

1. Выборы сопровождались таргетированной медийной атакой на главу Башкирии Р. Хамитова, которая не преследовала электоральной цели, а была инструментом давления со стороны промышленных групп федерального уровня. Информационная кампания строилась на следующих тезисах: неизбежная и скорая отставка главы Башкортостана и его переход в Госдуму, коррумпированность власти на муниципальном и республиканском уровнях, вовлеченность главы региона в коррупционные схемы, неэффективность Хамитова и его команды, административное вмешательство в избирательную кампанию в интересах «Единой России».

2. Хамитов выступил лидером регионального списка «Единой России». Практика подобного лидерства во время думских выборов использовалась «Единой Россией» в 19 регионах страны. Это, несомненно, повысило ответственность главы региона за избирательную кампанию. Как лидер партсписка, Хамитов обязан был привести партию к победе, но как глава Башкортостана должен был обеспечить конкурентность, честность и легитимность выборов. По сути выбор сводился к тому, останется ли Башкортостан регионом консолидированного голосования, подобно Чечне и другим республикам Северного Кавказа, или пойдет по пути формирования конкурентной политической среды. Как показало голосование, выбор был сделан в пользу второго сценария. Из 19 регионов, в которых лидерами списка были губернаторы, только в 4 субъектах «Единая Россия» набрала меньше голосов, чем в Башкортостане (56,37 %).

3. «Единая Россия» активно использовала ассоциацию с президентом России. В Башкортостане выстроенный ассоциативный ряд «Путин-Хамитов-Единая Россия» также способствовал успеху партии.

4. Конкурентность кампании усиливалась и участием политиков, открыто оппонирующих региональным властям (экс-премьер-министр Башкирии Р. Сарбаев). Выдвижение Сарбаева кандидатом от «Справедливой России» в Салаватском одномандатном округе вновь заставило говорить об участии в кампании промышленных и других бизнес-игроков. Очевидно, что экс премьер-министр выступал как инструмент давления на главу Башкортостана. Выдвижение против Сарбаева победителя праймериз З. Байгускарова, который вел более активную кампанию в округе, позволило минимизировать возможные риски. Сарбаеву не удалось консолидировать реальные протестные настроения: его избирательная кампания строилась на противопоставлении Башкортостана до 2010 года современной ситуации в республике. Лозунг кампании «В трудное время рядом» скептически воспринимался избирателями.

5. Экс-президент Башкортостана М. Рахимов открыто дистанцировался от избирательной кампании, не поддержав в итоге ни одного из кандидатов.

6. Ставка региональных отделений некоторых партий на конфликтность обусловила усиление скандальности кампании. В целом же лидеры оппозиционных партий в регионе (С. Наумкин, К. Шагимуратов) не смогли проявить себя в электоральном цикле достаточно заметно.

7. Избирательная кампания частично переместилась в Интернет, однако интернет-технологии использовались главным образом для контрпропаганды, а также как способ организации политическими игроками своих сторонников и поиска волонтеров. В республике наиболее активно использовала интернет партия «Справедливая Россия», часто в ущерб традиционным каналам коммуникации. В основном работа в интернете сводилась к дублированию агитационных материалов, а не к адресной работе с избирателем. Страницы кандидатов в социальных сетях после выборов практически не работают, что подтверждает доминирование представления об Интернете как о сопутствующем канале коммуникации.

Особенностью муниципальных выборов был их инерционный и предсказуемый сценарий. Кампании в районах и городах Башкирии в основном контролировались местными администрациями, что не исключило процесса переформатирования политического процесса на местах. В ряде районов новый состав депутатов отказался продлить полномочия глав администраций (наибольший резонанс получила смена власти в Кугарчинском районе).

Кампания в Уфе сопровождалась конкурентной борьбой и информационными вбросами (основные темы – состояние дорог, ЖКХ и коррупция в городской дминистрации). Поддержка главы Башкортостана позволила И. Ялалову сохранить пост мэра столицы. Главной особенностью выборов в Горсовет Уфы стало неучастие в них партии «Яблоко», которой не удалось зарегистрировать своих кандидатов из-за технических недочетов при подготовке документов.

Сводные результаты выборов в Советы городских округов

Единая Россия

КПРФ

ЛДПР

Справед-ливая Россия

Яблоко

Пар-тия Роста

Зеле-ные

Патрио-ты России

Уфа

54,28

19,48

15,69

4,54

-

-

-

5,02

Стерлитамак

75,12

16,88

3,97

3,83

-

-

-

-

Салават

55,88

20,84

16,62

-

-

-

-

-

Нефтекамск

55,53

16,18

9,37

16,36

1,14

-

-

-

Октябрьский

58,81

15,47

6,7

-

1,38

1,6

15,5

-

Сибай

64,59

28,75

13,57

-

-

-

-

-

Кумертау

55,21

20,84

16,32

-

-

-

-

5,38

Несмотря на отдельные конфликтные эпизоды, выборы в Башкортостане прошли относительно спокойно. Представительство республики в Госдуме составило 15 депутатов от 5 партий («Единая Россия» – 11, КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», Гражданская платформа – по 1 депутату). В Госдуме 6-го созыва от Башкортостана было 16 депутатов: Единая Россия – 12, КПРФ – 2, Справедливая Россия, ЛДПР – по 1.

Выборы укрепили позиции региональной власти, которая в ходе избирательной кампании испытывала постоянное давление со стороны различных групп интересов. Помимо этого, выборы подтвердили доминирующую роль парламентских партий в политическом пространстве Башкортостана. Отказ руководства республики от ручного управления выборами в пользу формирования конкурентной политической среды способствовал сокращению количества нарушений и повышению легитимности выборов. Избранные в итоге депутаты не были ставленниками бизнеса, а вернувшиеся в республику политики не стали фигурами, консолидирующими оппозицию.

Выборы способствовали обновлению руководства региональных отделений партий. В «Единой России» и «Яблоке» сменились руководители, обострилось внутрипартийное соперничество в КПРФ и «Справедливой России». Наметившийся тренд будет способствовать выстраиванию системы конструктивного взаимодействия региона с федеральным центром.

3. Приватизация «Башнефти» и новая конфигурация влияния

Наряду с выборами ключевое влияние на политическую повестку в республике оказала приватизация «Башнефти».

Заявленная правительством как инструмент уменьшения дефицита федерального бюджета, приватизация «Башнефти» использовалась в регионе различными игроками для усиления влияния на региональную власть. На региональном уровне экономические аспекты приватизации уступили место эмоциональным оценкам («достояние республики», «республиканский бренд» и т.п.) и политическим ожиданиям (от лоббистских возможностей Р. Хамитова, например). В Башкирии известия о грядущей приватизации воспринимались преимущественно настороженно и даже негативно. На такие настроения, безусловно, повлиял негативный опыт приватизации республиканского ТЭКа в годы президентства М. Рахимова.

Позиция Р. Хамитова имела важное значение как для самой процедуры, так и для статуса главы региона. Хамитов четко обозначил ее: республика не поддерживает приватизацию компании и точно не будет продавать свои акции. Это определяло как действия Хамитова, который был готов отстаивать свою позицию на различных уровнях (после встречи главы региона с президентом приватизацию решили приостановить), так и активность игроков. В итоге было достигнуто компромиссное решение: компанию приватизировала «Роснефть», но республиканский пакет «Башнефти» вместе с социальными обязательствами неприкосновенен. Учитывая высокую эмоциональную нагрузку, бренд «Башнефть» также решили сохранить.

Сегодня можно в целом позитивно оценить итоги приватизации «Башнефти» для республики. В условиях, когда возможности влиять на процесс приватизации были весьма ограничены, Р. Хамитов смог заручиться поддержкой В. Путина и договориться с И. Сечиным. В итоге Хамитову удалось сохранить принадлежащие Башкортостану акции и добиться подтверждения выполнения социальных проектов «Башнефтью». В республике появилась новая группа влияния с исключительными лоббистскими возможностями, которая в перспективе способна усилить позиции главы региона.

4. Влияние Кремля и кадровая политика в регионе

Принципиальное значение для региональной политики имели кадровые перестановки внутри Администрации президента, обусловленные завершением электорального цикла. Помимо избрания председателем Госдумы В. Володина и назначения на пост первого замглавы Администрации С. Кириенко, важным решением для Башкортостана стала отставка заместителя начальника управления президента России по внутренней политике Р. Хабирова, курировавшего работу федерального парламента. Хабирова в Башкортостане (наряду с Х. Мавлияровым и внуком знаменитого в Башкирии писателя М. Карима Т. Каримовым) по-прежнему рассматривают как одного из потенциальных претендентов на пост руководителя республики. Несмотря на отсутствие заявлений со стороны Хабирова, ряд игроков готовы были поддержать его кандидатуру. В этих условиях обеспечение внутриэлитных компромиссов и усиление политической управляемости республики сохраняют актуальность для действующей власти.

Назначение С. Кириенко заместителем руководителя Администрации президента имеет принципиальное значение для формирования региональной политики и новых отношений регионов с федеральным центром. Кириенко хорошо знает Башкирию: с 2000 по 2005 гг. работал полномочным представителем президента в Приволжском федеральном округе.

Вероятность более диверсифицированной региональной политики велика, что не освобождает регионы от выполнения своих обязательств: обеспечения социальных гарантий, стабильной социально-политической обстановки и привлечения инвестиций в региональную экономику. Обозначенные Кремлем антикоррупционный, инвестиционный и социально-ориентированный тренды сохраняют актуальность. В любом случае региональных руководителей и субъекты федерации ожидает комплексный мониторинг, в котором будут учитываться не только лояльность и спокойствие в регионе, но также экономические показатели, которые до 2018 г. будут иметь определяющее значение.

Последовавшие после выборов перестановки внутри правительства и администрации главы Башкирии были вызваны не столько итогами кампании, сколько началом нового избирательного цикла и приватизацией «Башнефти». В конце ноября ушел в отставку руководитель администрации главы Башкортостана С. Молчанов. Назначение вместо него вице-премьера В. Нагорного свидетельствует о повышении роли премьер-министра Р. Марданова. Также был введен еще один пост вице-премьера, который занял Е. Гурьев, вошедший как руководитель Минземимущества в состав Совета директоров «Башнефти». Это назначение можно оценивать как временную меру, которая потеряет актуальность после принятия Госсобранием-Курултаем соответствующих поправок в закон «О Главе Республики Башкортостан». Это позволит Р. Хамитову лично участвовать в управлении хозяйствующим субъектом. Таким образом, глава будет иметь возможность напрямую отстаивать интересы республики как акционера-миноритария в совете директоров «Башнефти».

Определяющей задачей для республиканской власти в настоящее время становится эффективное управление регионом в сложных экономических условиях, что предполагает не только качественное усиление экономического блока региональной власти, но и выстраивание системы коммуникаций с обществом, включая многочисленные политические партии, национальные и иные общественные организации. Вероятно, что формат прямого диалога власти с обществом, лишь обозначенный в ходе избирательной кампании, станет основой для выстраивания долгосрочных отношений между субъектами региональной политики.

5. Политические итоги года

Сохранение устойчивой социально-политической ситуации в республике в 2016 году в условиях постоянных вызовов свидетельствовало об общем укреплении позиций Р. Хамитова и повышении эффективности работы региональной исполнительной власти.

Предотвращение резонансных внутриэлитных конфликтов обеспечило отсутствие в республике центров консолидации протестных настроений. Разрозненные представители администрации бывшего президента Башкирии не могут рассматриваться как потенциальные лидеры оппозиции. Выборы продемонстрировали запрос в обществе на качественно иную оппозицию, не апеллирующую к прошлому, а формирующую адекватную оценку настоящего и имеющую серьезную программу позитивных изменений.

Формирование конкурентной политической среды в республике вследствие отказа от «ручного управления» и исключительной поддержки правящей партии, вероятно, облегчит трансформацию системы взаимоотношений региона с Администрацией президента РФ.

В ходе избирательной кампании проявилась диверсификация СМИ и повышение роли Интернета. Власть постепенно отказывается от монопольного присутствия в информационном пространстве через подконтрольные СМИ. Использование инфографики, актуальных рейтингов, экспертных комментариев зафиксировали способность формировать повестку и информационный дискурс в деловых и сетевых СМИ.

В целом анализ ситуации в республике за 2016 год позволяет говорить о выстраивании саморегулирующейся политической системы, где по-прежнему доминирующая роль принадлежит исполнительной власти. Региональные конфликты (Кугарчинский, Гафурийский районы) носят локальный характер и не угрожают системе. Расширение и диверсификация каналов прямой коммуникации между субъектами экономики и политического поля республики в ближайшие годы будут определяющим фактором стабильности Башкирии.


6. Рейтинг 50 наиболее влиятельных политиков Республики Башкортостан по итогам 2016 года

Итоговое соотношение сил наиболее влиятельных политиков Башкирии в 2016 г. отразило наиболее важные политические и социально-экономические события. Было заметно, как начиная с мая по сентябрь росла активность кандидатов в депутаты Госдумы. Однако по завершении электорального цикла, напротив, усилились позиции ключевых деятелей исполнительной власти.

Характеризуя внутриэлитную конфигурацию в Башкирии, следует отметить: в первой пятерке рейтинга изменения не носили кардинального характера. На протяжении всего года рейтинг неизменно возглавлял Р. Хамитов. Этот год был непростым для главы Башкирии. Социально-экономическое положение республики стабильно, однако республиканская власть сталкивается с характерной для большинства регионов ситуацией: дефицитом ресурсов, необходимых для качественного роста экономики, необходимостью оптимизировать региональный бюджет. Результат, показанный «Единой Россией» в Башкирии (56,37 % голосов и 11 избранных депутатов), во многом был достигнут благодаря Р. Хамитову: многонациональное население республике по-прежнему воспринимает фигуру руководителя региона как гаранта стабильности, а рейтинг доверия Р. Хамитову среди населения свидетельствует о высокой степени консолидации общества и власти в регионе.

Занимающий вторую строчку в рейтинге премьер-министр Р. Марданов также может занести себе в актив прошедший год. В большинстве выпусков рейтинга он располагался на второй строке и лишь в выборный период несколько раз уступал позицию тогдашнему руководителю администрации главы Башкирии С. Молчанову. Премьер-министру удалось интенсифицировать работу правительства и аппарата, а также оптимизировать бюджетные расходы. В частности, Марданов инициировал широкое использование практики микровкладов государственных средств, которая позволяет агрегировать дополнительные финансовые средства.

На третьей строчке итогового рейтинга - бывший руководитель администрации главы Башкирии С. Молчанов. В конце ноября 2016 г. Молчанов покинул пост руководителя администрации. За почти трехлетний период работы он проявил себя как эффективный, но не публичный политик. Под его руководством относительно успешно прошли выборы президента 2014 г., да и в текущих общественно-политических делах роль руководителя администрации не стоит преуменьшать. Отставку Молчанова эксперты связывают с желанием самого Молчанова перейти на хозяйственную работу.

На четвертом месте - спикер Госсобрания К. Толкачев. Один из самых авторитетных единороссов в республике, он координировал работу законодательной ветви власти и занимал устойчивые позиции в первой пятерке рейтинга. На пятом месте расположился уфимский сити-менеджер И. Ялалов. В первой половине года эксперты отмечали неустойчивое положение мэра (ходили слухи о возможной отставке Ялалова), однако вторая половина года продемонстрировала высокий уровень доверия уфимскому сити-менеджеру со стороны главы региона. В октябре с И. Ялаловым был подписан новый контракт на пять лет, что сказалось на его рейтинговых позициях. В ноябре и декабре уфимский сити-менеджер входил в тройку самых влиятельных политиков республики.

На шестом месте итогового рейтинга расположился наиболее влиятельный из республиканских депутатов Госдумы VII созыва П. Качкаев. После своего повторного избрания П. Качкаев сохранил должность заместителя комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству. Следом за ним расположился нынешний руководитель администрации главы региона В. Нагорный. Проработавший большую часть года в качестве вице-премьера, в конце ноября 2016 г. Нагорный получил назначение, которое позволит ему координировать развитие политической ситуации. По мнению экспертов, от В. Нагорного требуется стать эффективным проводником идей Р. Хамитова, а также умение модифицировать управленческие практики в республике в соответствии с установками Администрации президента России.

На восьмом месте итогового рейтинга расположился вице-премьер Д. Шаронов, который в декабре 2016 г. покинул свой пост. Замыкают группу политиков с очень сильным влиянием депутат Госдумы З. Байгускаров и сенатор от Башкирии Л. Гумерова.

В группе политиков с сильным влиянием - депутаты Госдумы и Госсобрания, члены правительства, религиозные деятели и представители общественности. Набрав одинаковое количество баллов, одиннадцатое и двенадцатое место в итоговом рейтинге разделили председатель совета ректоров вузов Р. Асадуллин и один из самых активных депутатов Госдумы Р. Марданшин. Вслед за ними расположился председатель ЦИК Башкирии Х. Валеев. Несмотря на отдельные нарушения, эксперты отмечают, что выборы прошли в конкурентной атмосфере.

На 15-й позиции итогового рейтинга - еще один вице-премьер М. Магадеев. Экс-руководитель Башкирского РО «Единой России», а ныне депутат Госдумы Р. Ишсарин находится на 18-й позиции. В декабре 2016 г. Ишсарин был назначен руководителем межрегионального координационного совета «Единой России». Лидеры традиционных для республики религиозных конфессий Никон и Талгат Таджуддин расположились соответственно на 19-м и 23-м месте.

Среди оппозиционных политиков наивысшего результата в рейтинге добился член ЛДПР, депутат Госдумы И. Сухарев. В этом году он повторно избрался в Госдуму. Эксперты констатируют активную работу Сухарева с избирателями, а также возрастание влияния внутри ЛДПР. Замыкает группу политиков с сильным влиянием председатель Общественной палаты Республики Башкортостан О. Панчихина.

В группе «среднее влияние» - депутаты Госдумы и Госсобрания, общественные активисты, руководители региональных отделений партий, а также представители исполнительной власти.

Депутат Госдумы единоросс Ф. Ганиев появился в рейтинге только после праймериз, однако с тех пор устойчиво сохранял свои позиции в топ-50. Председатель фракции «Единой России» в Госсобрании И. Нигматуллин также сохранял устойчивое влияние на политическую жизнь республики в течение всего 2016 года. На 28-м месте итогового рейтинга - депутат Госдумы М. Бугера, избрание которого в Госдуму стало относительной неожиданностью.

Лидер «Зеленых» в республике Р. Шагапова вела активную избирательную кампанию на выборах в Госдуму, однако избраться не смогла. Тем не менее активная природоохранная деятельность обеспечила ей устойчивое влияние и место в рейтинге топ-50. В этой же части рейтинга представлены активисты ОНФ А. Фазлыев (33), Э. Аиткулова (34) и В. Брыкин (43-44). В первой половине года в рейтинге активно присутствовал руководитель агентства по печати и СМИ Б. Мелкоедов, однако во второй половине года его рейтинговые показатели снизились. Эксперты отмечают, что затеянные в республике процессы реформирования государственных СМИ не увенчались успехом.

На 35-м месте рейтинга - депутат Госдумы от КПРФ А. Ющенко. В 2016 г. он повторно избрался в Госдуму от Башкирии. Судя по предвыборным обещаниям, Ющенко собирается активно работать с республиканскими избирателями. По прошествии трех месяцев можно констатировать, что его активность выше, чем у других «варягов», избравшихся в Госдуму от Башкирии. Характерно, что ни Г. Омаров («Справедливая Россия»), ни тем более Р. Шайхутдинов («Гражданская платформа») в итоговый рейтинг топ-50 не вошли.

На 40-м месте итогового рейтинга расположился депутат Госсобрания Р. Бигнов. Также в нижней части рейтинга следует отметить члена КПРФ В. Старова (41-42-ое место). Старов вел активную избирательную кампанию, однако в Стерлитамакском одномандатном округе он проиграл борьбу экс-мэру Стерлитамака единороссу А. Изотову. Несмотря на то, что КПРФ в Башкирии на думских выборах показала один из лучших результатов в стране (18,62%), этого Старову не хватило для попадания в Госдуму. На 49-й позиции - активист в сфере ЖКХ, член Общественной палаты А. Дубовский. На 50-й позиции итогового рейтинга - депутат Госсобрания Н. Никитин.

Политик

Место в рейтинге

Средний балл

Очень сильное влияние

Хамитов Рустэм Закиевич

1

9,60

Марданов Рустэм Хабибович

2

8,51

Молчанов Сергей Александрович

3

8,09

Толкачев Константин Борисович

4

7,43

Ялалов Ирек Ишмухаметович

5

7,28

Качкаев Павел Рюрикович

6

6,88

Нагорный Владимир Александрович

7

6,76

Шаронов Дмитрий Владимирович

8

6,75

Байгускаров Зариф Закирович

9

6,69

Гумерова Лилия Салаватовна

10

6,52

Сильное влияние

Асадуллин Раиль Мирваевич

11-12

6,33

Марданшин Рафаэль Мирхатимович

11-12

6,33

Валеев Хайдар Арсланович

13

6,30

Рахматуллина Зугура Ягануровна

14

6,29

Магадеев Марат Шарифович

15

6,24

Бикбаев Ильдар Зиннурович

16

6,15

Сагитов Салават Талгатович

17

6,13

Ишсарин Рамзил Рафаилович

18

6,12

Никон

19

5,96

Изотов Алексей Николаевич

20

5,90

Тажитдинов Илшат Азаматович

21

5,86

Баталова Рима Акбердиновна

22

5,81

Талгат Таджуддин

23

5,73

Сухарев Иван Константинович

24

5,72

Панчихина Ольга Юрьевна

25

5,66

Среднее влияние

Ганиев Фарит Глюсович

26-27

5,60

Нигматуллин Ирек Газизович

26-27

5,60

Бугера Михаил Евгеньевич

28

5,58

Юмашева Инга Альбертовна

29

5,51

Назаров Андрей Геннадьевич

30

5,43

Шагапова Руфина Аликовна

31

5,34

Кутлугужин Юнир Галимьянович

32

5,33

Фазлыев Азат Мадарисович

33

5,28

Аиткулова Эльвира Ринатовна

34

5,25

Ющенко Александр Андреевич

35

5,23

Хисматуллина Рузалия Сафиулловна

36

5,19

Пчелинцев Виктор Александрович

37

5,17

Махмутов Анвар Анасович

38

5,15

Мелкоедов Борис Николаевич

39

5,08

Бигнов Рамиль Имамагзамович

40

5,06

Бахтизин Рамиль Назифович

41-42

5,03

Старов Вадим Николаевич

41-42

5,03

Семивеличенко Евгений Александрович

43-44

5,02

Брыкин Виталий Федорович

43-44

5,02

Ишмухаметов Рустам Рифатович

45

4,98

Павлов Валентин Николаевич

46

4,94

Ильясова Юмабика Салахетдинова

47

4,86

Гусманов Расул Узбекович

48

4,85

Дубовский Анатолий Николаевич

49

4,78

Никитин Николай Ильич

50

4,75

Исангулов Ильдар Хамзеевич

51

4,67

Методика исследования АПЭК

Итоговый рейтинг 50 наиболее влиятельных политиков Республики Башкортостан основан на результатах экспертных опросов, ежемесячно проводившихся методом закрытого анкетирования в течение 2016 года. Участие в них принимали 19–25 экспертов: политологи, политтехнологи, медиаэксперты.

Ежемесячно экспертам задавался следующий вопрос: «Как бы вы оценили по шкале от 1 до 10 влияние политиков в Республике Башкортостан?»

Каждый из экспертов ежемесячно оценивал влияние каждого из кандидатов, представленных в анкете, а затем определялись средние арифметические значения экспертных оценок (средние баллы). Ежемесячно каждый эксперт мог добавить персоналии (не более пяти), которые, по его мнению, должны быть представлены в рейтинге, но отсутствовали в анкете. Если не представленного в анкете претендента называли хотя бы два эксперта, он оценивался всеми участниками исследования в следующем месяце.

В годовой итоговой таблице средние баллы всех политиков, входивших в соответствии с оценками экспертов в топ-50 хотя бы шесть месяцев, суммированы. На их основании для каждого политика определено среднее арифметическое значение за весь 2016 год (средний итоговый балл).

Список экспертов

Абдрахманов Данияр (БГПУ им. М. Акмуллы), Ахунов Рустэм (Институт экономики БашГУ), Валеева Светлана (Общественно-политический портал «Медиакорсеть»), Вахитов Рустэм (БашГУ), Габдрафиков Ильдар (Институт этнологических исследований УНЦ РАН), Гавычева Александра (портал «Региональные комментарии»), Евдокимов Николай (Научно-исследовательский центр проблем управления и государственной службы БАГСУ), Казанцев Дмитрий (Общественная палата Республики Башкортостан), Кузьминых Константин (УГНТУ), Латыпов Рустем (БАГСУ), Михайличенко Дмитрий («Агентство политических и экономических коммуникаций», Республика Башкортостан), Орлов Дмитрий («Агентство политических и экономических коммуникаций»), Савичев Владимир (БАГСУ), Сафронов Константин (Евразийский центр «Самрау»), Соболев Евгений (БГПУ им. М. Акмуллы), Туровский Ростислав («Высшая школа экономики»), Хомяков Валерий (Совет по национальной стратегии), Шушпанов Алексей (газета «Аргументы и Факты» в Башкортостане).