у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Региональные комментарии: Борьба регионов за язык: почему «татары за Собчак»

01.02.2018

Региональные комментарии: Борьба регионов за язык: почему «татары за Собчак»

Раис Сулейманов 

Обстоятельства, при которых татарские активисты привлекают кандидатов в президенты к защите национальных языков, связаны с ситуацией в системе образования в Татарстане. 26 лет назад был принят местный закон, по которому изучение татарского языка в школах Татарстана вводилось в обязательном порядке для всех и в равном объеме с русским языком. Если в школе вводится новый предмет, то делается это за счет увеличения учебной нагрузки и за счет сокращения часов других предметов, конкретно, русского языка. Родители русскоязычных детей длительные годы против этого возмущались, устраивали митинги и писали очень большое количество жалоб. Сначала они пытались с местными властями решить этот вопрос, но когда это не удавалось, они писали жалобы в Москву. Поток жалоб был действительно большой, родителей услышали в Москве, и президентом России Владимиром Путиным эта проблема поднималась дважды на заседаниях совета по межнациональным отношениям в 2015 и в 2017 годах.

После второго заседания Путин дал поручение, чтобы была проведена проверка прокуратурой образовательных учреждений в соответствии с федеральным законодательством и федеральными государственными образовательными стандартами. Проверка, естественно, была проведена, и было выяснено, что из 1412 школ, которые есть в Татарстане, только в 24 школах соблюдаются все стандарты, а согласно стандартам, родители сами вправе выбирать, какой предмет считать родным языком для своих детей.

Поскольку получалось так, что в Татарстане часы, которые выделялись на изучение родного языка, закреплялись исключительно за татарским языком, понятно, что это привело к тому, что достаточно большое количество людей начали настаивать на том, чтобы их дети изучали русский язык, то есть татарский язык становился бы необязательным как предмет обучения. Это очень не понравилось татарским националистам, и они со второй половины 2017 года, по мере приближения к началу предвыборной гонки, стали просчитывать, кто из кандидатов в президенты может поддержать их надежды. На сегодняшний момент публичное заявление делала Ксения Собчак, когда приезжала в Казань 28 декабря на открытие своего штаба, там и произошла ее встреча с избирателями. Татарские националисты пришли на встречу, где был поднят это вопрос, и Собчак их поддержала, сказав, что, по ее мнению, должна быть некая обязаловка в этом вопросе, и федеральному центру не следует вмешиваться.

В какой-то степени у татарских националистов была симпатия к Григорию Явлинскому. Он приезжал в Казань 6 декабря, наверно, один из первых кандидатов в президенты, кто приехал в республику. На тот момент он еще только выдвинулся, но не был зарегистрирован как кандидат. Его позиция такая, что федеральный центр не должен вмешиваться во внутренние дела регионов, и в том числе в языковой вопрос, хот, специально он на нем внимание не акцентировал.

В предыдущие годы партия «Яблоко» из всех федеральных партий вызывала больше симпатий у татарских националистов, так как Ксения Собчак, как политическое явление, как кандидат в президенты появилась только в конце 2017 года. Раньше она не поднималась на такую политическую повестку. Это привело к тому, что в социальных сетях, еще до того, как состоялась встреча Собчак с националистами, появилась специальная группа «Татары за Собчак». В ней они продвигают идею того, что поскольку у Собчак толком нет политической программы, надо ей предложить одним из пунктов прописать – сохранение обязательности изучения национальных языков в национальных республиках.

Подобная позиция Собчак – это палка о двух концах. Да, определенная часть татарской национально-ориентированной общественности поддержит ее. Более того, один раз я был свидетелем интересного разговора в одном из научных государственных учреждений, где сотрудники между собой беседовали о том, что они пойдут поддерживать Собчак, естественно, это были сотрудники, которые по убеждениям татарские националисты. С другой стороны, многочисленное русскоязычное население встретило в штыки любые рассуждения на эту тему. Они солидарны с Путиным, и когда он издал постановление о том, чтобы прекратилась подобная практика принудительного обучения национальным государственным языкам республик, русскоязычное сообщество Татарстана заняло ярую пропутинскую позицию. До этого многие говорили, что они, например, индифферентны к политике, но теперь со 100% уверенностью готовы идти голосовать за Владимира Путина. Не знаю, делал ли Путин это с прицелом на будущую президентскую кампанию или действительно был поток жалоб и поэтому надо был как-то реагировать и принимать меры, раз ничего не получается сделать на региональном уровне.

В конечном счете, получилось, что заявление Собчак обернулось тем, что русскоязычная часть населения не особо сильно проявила симпатию к ней. Все политологи, даже те, кто настроен критически к очевидному фавориту предвыборной гонки, действующему президенту, понимают, что Собчак наберет очень небольшой процент голосов, в Татарстане он точно будет небольшой.

Данная ситуация ни к чему не приведет, кроме как к лишнему поводу привлечь к себе внимание со стороны местных националистов в Башкортостане, в Северной Осетии, например. В некоторых других национальных регионах эта проблема неактуальна, к примеру, для Дагестана, его тоже можно считать национальной республикой. В Дагестане проживает несколько десятков народов, около десяти языков имеют статус «государственного», но, очевидно, что там нет ситуации, когда в обязательном порядке преподается какой-то конкретный язык, кроме русского, который воспринимается, как язык межнационального общения. Так что это лишний раз привлечет внимание к националистам. Они будут делать громкие заявления, и сейчас они их делают. На митинги решились только националисты в Татарстане (у них был ежегодный митинг по случаю взятия Казани, но они использовали его для поднятия вопроса о национальном языке) и в Башкирии. В остальных регионах уличных протестов не было, они только делали заявления в прессе, могли заявления написать. Но у всей подобной деятельности никаких последствий не будет, поскольку региональные власти в открытую точно не пойдут против позиции Владимира Путина.

Выход из этой ситуации может быть таким, какой был предложен президентом, то есть у родителей должно быть право выбора предметов, в том числе выбор родного языка. Не должно быть положения, когда, условно, в Татарстане живет русская семья, их ребенок ходит в школу, и в его школьном расписании там, где написано родной язык, значится татарский язык – это абсурдная ситуация. Предоставление выбора – единственный вариант. Понятно, что это не нравится местным националистам, и я понимаю, почему им не нравится, так как в таком случае есть опасения, что не только русские откажутся от изучения татарского или башкирского языка, но и велик процент того, что местное титульное население тоже начнет отказываться от него. Например, в Татарстане многие городские татары слабо владеют татарским языком, и они тоже не горят желанием изучать татарский язык в школах в обязательном порядке в огромном количестве часов. Поэтому если обязательности изучения не будет вообще, то и желающих изучать язык будет очень мало, и, таким образом, это будет свидетельством политического банкротства националистов.

Сулейманов Раис - эксперт Института национальной стратегии