у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Смыслы недели: губернаторопад 2.0, приморский туз и последнее слово пенсионной реформы

Смыслы недели: губернаторопад 2.0, приморский туз и последнее слово пенсионной реформы 28.09.2018

Экспертиза главных событий недели с Дмитрием Орловым, Дмитрием Журавлевым, Михаилом Нейжмаковым, Константином Калачевым

Поствыборная неделя продолжила повестку смены глав регионов. Как и предполагали многие эксперты, после подведения итогов губернаторских выборов Владимир Путин произвел первые рокировки. И сразу – в трех регионах. В это время Госдумой была поставлена точка в самой громкой политической эпопее последних лет. Депутаты приняли во втором и третьем чтениях закон об изменении пенсионного законодательства. Разбираем главные события недели с ведущими политологами страны.

Первые ласточки

Да грянет губернаторопад! Его предрекали оракулы от политики уже давно, вот только не всем было понятно, когда именно он грянет. Президент России Владимир Путин неспроста решил проводить рокировки в регионах, не дожидаясь вторых туров и окончательной расстановки политических сил в субъектах РФ. Первыми пошли под нож Кабардино-Балкария и Астраханская область. Кавказскую республику возглавил сын первого президента КБР Валерия Кокова Казбек Коков, придя на замену однофамильцу Юрию Кокову. Ситуация, мягко говоря, запутанная. А в Астраханскую область вместо Александра Жилкина пришел малоизвестный Сергей Морозов. Насколько ожидаемы были перестановки в этих регионах?

Комментирует генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов:

«Обновление губернаторского корпуса вполне ожидаемо. В целом, ожидаемы и регионы. Однако выбор именно Астраханской области и Кабардино-Балкарии в качестве первых, где заменены главы, – трудно предсказуем. Морозов по отношению к устоявшейся астраханской элите – «внешний» человек. Я думаю, это должно придать динамизма управлению регионом. Коков в КБР – новый, но «свой»: федеральный центр даёт понять этим назначением, что учитывает традиционные представления населения региона о механизмах смены власти и соотношение сил кланов».

Комментирует политолог Дмитрий Журавлев:

«По перестановкам Астраханской области я могу сказать то же самое, что говорил и по поводу снятия Зимина в Хакасии: надо было раньше. Я думаю, что история во Владивостоке и Хакасии привела к тому, что пришлось менять людей сейчас. Какая-то ротация произошла бы, но через месяц или два – позже.

Избираемость стала технологией. Какого-то человека можно избрать, а Зимина, например, можно только назначить. В Астраханской области не все хорошо, но это не совсем вина предыдущего губернатора. Там были проблемы в 90-е, были в 2000-х. Там, извините, пограничного чиновника сожгли вместе с домом. Очень низкий уровень жизни, очень малый объем легальной экономики. Люди недовольны жизнью. Решено было не создавать вторую Хакасию.

А ситуация в Кабардино-Балкарии – неожиданность для меня. Сама смена Кокова на Кокова похожа на историю в Якутии, когда после двух людей с другими фамилиями во главе стал опять Николаев. Я думаю, что на Кавказе однофамильцы не могут быть совсем не родственниками. Немиллионные это народы. Когда предыдущий Коков менял первого Кокова, речь шла о смене стиля управления. Администратора менял силовик. Сейчас мы просто развернулись обратно. Первый Коков до сих пор популярен в Кабардино-Балкарии. А в таком обществе трансляция популярности по крови идет на ура. Это способ укрепления консенсуса в республике».

Дальневосточный гамбит

В Приморье также сменился глава. Но он явно выбивается из предыдущего списка, ведь в этом регионе губернатора выбирали 9 сентября. Дело дошло до отмененного второго тура и назначения перевыборов. Бывший врио Андрей Тарасенко и кандидат от КПРФ Андрей Ищенко превратили свой регион в настоящее поле боя. Сражались соперники не по правилам, чем обратили на себя внимание федеральных властей и ЦИКа. В регионе назначен новый врио, который будет участвовать в выборах в декабре этого года. Речь идет о губернаторе Сахалина Олеге Кожемяко. Он встретился с президентом и сам попросил его перебросить «в родное Приморье». Глава государства поддержал. Неужели ситуация в Приморье подрывает общероссийскую политическую стабильность, раз Кремль пошел на такой шаг?

«Взять людей из команды старого губернатора было нельзя, иначе врио не надо было назначать. Посылать еще одного варяга тоже нельзя. Судьба предыдущего варяга показала, чем это закончится. Нашли полуваряга в лице Кожемяко, который работал на Сахалине и показал там определенные успехи. Но за короткое время в таких проблемных регионах, как Сахалин и Приморье, больших успехов не достигнешь. Поэтому его и выдвинули на более сложный, более проблемный, более крупный регион, чем Сахалинская область. На Сахалине вопросов политических нет, а в Приморье врио проиграл. Кожемяко я не поздравляю, мне его жалко. Приморье тяжелее».

Комментирует ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков:

«Опыт ряда губернаторских кампаний 1990-х показывает, что после отмены итогов второго тура или признания их несостоявшимися протестное голосование может возрасти. Так было, например, в декабре 1996 года в Краснодарском крае, в марте 1997 года в Амурской области и Эвенкийском автономном округе, когда проходившие после аннулирования результатов второго тура повторные выборы приносили победу оппонентам действующего главы региона, причем с большим уровнем поддержки, чем ранее получали эти кандидаты. Поэтому, когда протестный электорат уже мобилизован по итогам прошедших двух туров голосования, назначение в регион «темной лошадки» могло бы вести к дополнительным рискам – недовольные на выборы снова придут, а вот работа на мобилизацию избирателя вокруг малоизвестного кандидата имеет свои проблемные стороны. Отсюда назначение на пост врио главы Приморья Олега Кожемяко, который, по крайне мере, в регионе узнаваем.

Кроме того, у Кожемяко уже был опыт работы с протестными регионами. Например, в руководство Корякского автономного округа он пришел вскоре после того, как в декабре 2004 года на выборах в думу региона список КПРФ здесь опередил «Единую Россию», а оппозиция предыдущему губернатора взяла две трети депутатских мест. На Сахалине уровень протестного голосования на федеральных выборах также, как правило, выше среднего по стране. Понятно, что в Корякском округе Олегу Кожемяко не приходилось выигрывать губернаторские выборы (туда он был назначен президентом и утвержден окружной Думой). В Амурской области он выходил на прямые губернаторские выборы, уже отработав один срок во главе региона. В Сахалинскую область он пришел на фоне антикоррупционного процесса против экс-губернатора Александра Хорошавина, что также задавало свою специфику его предвыборной кампании. К тому же в кампании против Олега Кожемяко в Приморье (а критические материалы в его адрес в любом случае появятся, даже если сами оппозиционные кандидаты будут малоактивны) наверняка станут использоваться любые проблемные сюжеты, накопившиеся за время его работы на Сахалине. И, тем не менее, шансы мобилизовать лояльный электорат и перетянуть на свою сторону часть колеблющихся у Олега Кожемяко есть. В нынешних условиях Центр сделал вполне рациональный выбор, назначив именно этого человека на пост врио главы региона».

Без шума и пыли

Пока губернаторские войны продлили еще, как минимум, на один эпизод, другая сага пришла к своему логичному завершению. Госдума в первом и третьем чтениях приняла законопроект об изменениях в пенсионное законодательство. А сколько шуму было! Парламентская оппозиция грозилась многотысячными митингами, которые не удалось собрать. Коммунисты даже приходили на заседания в Госдуму в футболках, выражающих протест пенсионной реформе. Думское большинство в итоге поддержало законопроект, оппозиция проголосовала против. А вот за президентские поправки к законопроекту все проголосовали единогласно. Немного странно вышло. В остальном получилось как-то буднично.

Комментирует политолог Константин Калачев:

«Новость новостей. Депутаты Госдумы в третьем окончательном чтении приняли закон об изменениях пенсионной системы. Из 415 парламентариев, присутствовавших на заседании, «за» проголосовали 332, против принятия закона выступили 83 депутата. Вполне демократично, но без проволочек. Как сказал бы Гай Юлий Цезарь: Пришел, увидел, изменил! В Думу поступило более 300 поправок. Их сведением занималась специально созданная в Госдуме рабочая группа по совершенствованию пенсионного законодательства. Как заявил спикер ГД Володин, группа продолжит работу после принятия пенсионного пакета законов и будет «изучать правоприменительную практику, получая обратную связь от граждан, чтобы законы работали эффективно на результат». Новая реальность наступила без великих потрясений, буднично, почти незаметно».

Ссылка


Возврат к списку