у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

Зачем губернаторам разрешили возглавлять реготделения «Единой России»

Зачем губернаторам разрешили возглавлять реготделения «Единой России» 05.11.2019

10 глав регионов поделились с «URA.RU» своими версиями и сомнениями

В случае, если первые губернаторы, возглавившие региональные отделения «Единой России», улучшат рейтинги партии в своих регионах, партячейки получат и другие главы исполнительной власти территорий. Об этом заявил «URA.RU» партийный источник, знакомый с идеологией недавнего кадрового решения лидера ЕР Дмитрия Медведева. Возвращение губернаторов к управлению региональными отделениями «Единой России» отменяет партийные установки о разделении партии и исполнительной власти, делавшиеся последние семь лет. Пока о своих новых статусах заявили главы тринадцати территорий. Готовы и другие, но не спешат — не ясна реакция на это россиян.

Должности секретарей и губернаторов разводили из-за регулярных обвинений в использовании административного ресурса для получения хороших результатов партии на выборах. Эксперты уверены, что возвращение губернаторов — это политический сигнал о сохранении ЕР, но за эти годы избиратели научились намного громче отстаивать свои права.

О желании губернаторов стать секретарями региональных отделений «Единой России» стало известно неделю назад. На встрече с лидером партии Дмитрием Медведевым об этом заявило 13 человек (15% от всех губернаторов страны): Михаил Развожаев (врио главы Севастополя), Мурат Кумпилов (Адыгея), Радий Хабиров (Башкирия), Казбек Коков (Кабардино-Балкария), Айсен Николаев (Якутия), Олег Кожемяко (Приморье), Владимир Владимиров (Ставропольский край), Игорь Васильев (Кировская область), Глеб Никитин (Нижегородская область), Андрей Травников (Новосибирская область), Дмитрий Азаров (Самарская область), Александр Богомаз (Брянская область), Андрей Чибис (Мурманская область).

Широкого публичного обсуждения эта тема в России не получила, но активно обсуждалась в кулуарах подготовки к заседанию рабочей группы Госсовета, который проходил в конце октября в Калининграде. Для решения проблем российской медицины в самый западный регион страны прибыли 50 губернаторов: в рабочее время обсуждали официальную тему, в нерабочее — новые политические тренды.

Разрешение (по другой версии — рекомендация) губернаторам снова официально возглавлять партячейки — основная тема для разговоров. Официально главам регионов было не рекомендовано работать секретарями в отделениях ЕР.

Запрет появился в 2012 году, как реакция власти на массовые протесты после выборов в Госдуму-2011. Тогда россияне не поверили в высокие результаты «Единой России», и федеральный центр либерализовал многие позиции. В частности, были возвращены прямые выборы губернаторов. ЕР пришлось отказаться от губернаторов-руководителей ячеек.

В тот момент источники в партии объясняли это расширением возможностей единороссов, которые получали право критиковать губернаторов. До этого, впрочем, не дошло: ухудшение экономической ситуации в стране, проведение пенсионной реформы снизило рейтинги ЕР (по оценке ВЦИОМ летом 2018 года — до пенсионной реформы он составлял 48%, а сегодня равен 33,3%). В марте 2018 года Владимир Путин баллотировался в президенты России в статусе самовыдвиженца, его путь повторили и многие губернаторы. В единый день голосования 2019 года треть провластных кандидатов шла самовыдвиженцами, также поступили все лояльные мэрии Москвы кандидаты в гордуму.

И вот — за два года до выборов в Госдуму — возвращение к прежней практике. Мурманский губернатор Андрей Чибис объяснил корреспонденту «URA.RU», что намерен возглавить отделение партии для «перезагрузки» его работы: «Для меня важно, чтобы партия как правящая сила в регионе, была эффективным коммуникатором между людьми, исполнительной властью и муниципалитетами. Это еще один реальный инструмент (если он правильно работает) понимания конкретных проблем в конкретном населенном пункте».

Федеральный чиновник, знакомый с логикой маневра, обратил внимание, что заявившие о желании встать во главе партии губернаторы — «новички»:

четверо избраны в этом году (Развожаев стал врио тоже в 2019), еще пять губернаторствуют год, двое — главы с 2017 года и только Богомаз руководит Брянской областью с 2015-го. «Рейтинг большинства этих губернаторов пока еще силен и этим они смогут серьезно поддержать партию перед 2021 годом (выборы в Госдуму)», — объяснил собеседник агентства.

Один из губернаторов, пожелавший сохранить инкогнито, предположил, что новая практика будет полезна «чтобы устранить конфликты губернаторов и руководителей реготделений — а они в отдельных регионах явно присутствуют».

«ЕР» возвращает старую практику для легализации административного ресурса, убежден губернатор Омской области и член «Справедливой России» Александр Бурков. «Раньше губернаторы наглядно дистанцировались от этого, чтобы не казалось, что используется адмресурс, а сейчас они получат возможность полноценно и легально этот административный ресурс включать — это будет уже чем-то закономерным для главы партии», — убежден Бурков, который уверен, что «самих губернаторов в этом случае рейтинг партии потянет вниз».

При этом массовым возвращение губернаторов в лидеры отделений пока не становится. Источник агентства говорит, что непонятна реакция россиян: увидят ли они в этом решении обман, несправедливость. Если все пройдет спокойно — в лидеры перейдут и другие губернаторы, будет турбулентность — доля губернаторов-секретарей не увеличится.

«Когда мне предложат, тогда я и возглавлю, — объяснил свой подход к теме глава Республики Северная Осетия — Алания Вячеслав Битаров. — От меня такая инициатива пока не исходила. У нас достойный руководитель [реготделения партии], который справляется со своей работой и рейтинг партии у нас постоянно растет».

Той же позиции придерживается и глава Костромской области Сергей Ситников (на выборах в 2015 году получил 65,62% голосов): «Всем понятно, какого я цвета, хуже, когда начинают прятаться от своего политически-расового положения. Если партия обратится — я поведу, без проблем». О том, кто кого в этом случае усилит Ситников рассуждает философски: «Это как в браке: кого-то усиливает он, кого-то ослабляет. Юная девушка в браке порой превращается в строгую жену, и расхлябанные мужики тогда становятся очень дисциплинированными мужьями».

Поддержал коллег в идее «предложат — возглавлю, а пока все будет как есть» и губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко.

Глава Бурятии Алексей Цыденов заявил «URA.RU»: «Я член партии, которая очень достойно представлена у нас в регионе, показывает хорошие результаты. Надо ли мне непосредственно возглавлять отделение — тут для каждого региона своя специфика. Губернатор и так своим рейтингом поддерживает партию, половинчато себя вести здесь нельзя. Постановка губернатора во главу отделения повышает ответственность губернатора за работу партии и я, конечно, готов, если будет высказано такое пожелание».

Глава Крыма Сергей Аксенов (избран в 2014 году единогласным решением госсовета Крыма) назвал включение губернаторов в партстроительство «нормальным процессом», но признался, что сам так поступать не намерен: «Я просто завален работой и у меня вообще нет времени, как говорится, лезвием негде провести. Практика эта [губернатор во главе отделения] нормальная, но это должен быть индивидуальный подход для каждого региона в зависимости от его специфики и личности губернатора».

Личностной и персональной, а не партийной историей называет этот вопрос и глава Ненецкого автономного округа Александр Цыбульский (избран в 2018 году большинством голосов депутатов парламента НАО): «Я в силу своего характера себя больше отношу к людям, разбирающимся в экономике, к хозяйственникам. Когда я услышал, что такое решение озвучено я подумал, что на данном этапе пока не готов это сделать. И никто меня пока не заставляет это делать. Партийное строительство — это такая же профессиональная отрасль, как экономика, финансы. И пока партстроительством у нас в регионе должны заниматься люди, которые профессионально занимаются политикой».

«Дмитрий Медведев предоставил выбор: он ведь не навязал это директивно, а просто поддержал, если у кого есть желание. И тут подход должен исходить из того, как лучше региону, а не губернатору», — убежден губернатор Томской области Сергей Жвачкин (в 2017 набрал 60,58%).

«Единая Россия так показывает, что модернизируется, изменяется, развивается, — объяснил перспективу политолог Дмитрий Гусев. — Как будет эффективно — так и будут делать. Кому-то может нужна более широкая поддержка партий для реформ и изменений, и потому ему нужно сотрудничество со всеми партиями».

Главное во всем этом процессе, убежден политолог Евгений Минченко, то, что «Единая Россия» показала: вопреки досужим разговорам ее «никто не сливает и она по прежнему партия президента».

«Когда администрация президента в 2019 году успешно провела все 16 избирательных кампаний, то возникла идея, что в 2018 году имели место отдельные ситуативные кадровые просчеты и не нужно думать, что все пропало.

И уже в 2019 году стало ясно, что игры с квазивыдвиженцами на тех же выборах в Москве — это пустое и от партии отстраиваться не нужно, наоборот, нужно ее усиливать», — объяснил эксперт.

Директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин уверен, что «в краткосрочной перспективе (одного года — трех лет) эта ставка покажет свою работоспособность». «Но уже в среднесрочной перспективе (3-7 лет) сыграет плохую роль. Избиратели в последнее время изменились. Они научились отстаивать свои права. Это требует пересмотра действующих принципов. Но власть предпочитает эту проблему на замечать», — считает Салин.

Дмитрий Орлов, возглавляющий Агентство политических и экономических коммуникаций назвал заявление 13 губернаторов о готовности возглавить региональные отделения «Единой России» «свидетельством усиления партии после выборов 2019 года».

«Теперь окончательно ясно, что на парламентских выборах 2021 года «Единая Россия» будет главным игроком. Элиты вновь стремятся ассоциироваться с партией, и новый «губернаторский призыв» — только часть этого процесса, — трактует Орлов. — Показательно, кстати, что заявления о «токсичности» «Единой России» практически исчезли из публичного поля.

Электоральная поддержка партии устойчиво выше ближайшего конкурента (КПРФ) более чем в 2 раза, и это соотношение, полагаю, в ближайшие годы сохранится. Большинство, на которое опирается власть, всегда различно. В 1999-м это была одна общественная коалиция со своим запросом, сегодня — совсем другая. И партия, конечно, на изменение общественного запроса и структуры провластной коалиции реагирует. Достаточно посмотреть, как изменилась ее «городская» повестка за эти годы».

Ссылка


Возврат к списку