у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Думе есть о чем подумать

Думе есть о чем подумать 15.09.2020

Как прошла региональная репетиция федеральных выборов 2021 года

Сентябрьская региональная кампания стала последней репетицией перед выборами в Госдуму 2021 года. Исходя из ее предварительных итогов, парламентские партии подтвердили свои нынешние позиции, но за преодоление думского барьера могут побороться и некоторые новые партийные проекты. Одной из немногих неожиданностей стали поражения «Единой России» на выборах в гордумы трех региональных столиц, где победили кандидаты, поддержанные в том числе «Умным голосованием» Алексея Навального. Однако в том, что эта система может сработать и на думских выборах, эксперты сомневаются.

Предсказуемые победы

Выборы губернаторов все кандидаты от власти выиграли с большим запасом. Шесть из них получили более 80% голосов, а рекордсменом стал врио главы Севастополя Михаил Развожаев (85,7%).

За неделю до выборов источники “Ъ”, близкие к администрации президента, среди наиболее проблемных регионов называли Иркутскую, Архангельскую и Ростовскую области. В первых двух выдвигались врио губернаторов Игорь Кобзев и Александр Цыбульский — первый никогда не участвовал в публичной политике, второй не имел опыта прямых выборов. Собеседники “Ъ” видели в обеих кампаниях риск неявки лояльного к власти электората. Но оба кандидата победили и при низкой явке (около 32%): Игорь Кобзев получил 60,7% голосов, а Александр Цыбульский — 69,6%.

Проблема ростовского губернатора Василия Голубева, как пояснил источник “Ъ”, близкий к областным властям, заключалась том, что он «приелся населению» и вел кампанию не очень активно. Но в Кремле вовремя заметили проблему и побудили главу региона к большей активности. В итоге господин Голубев победил с 65,5% голосов при явке в 44,27%.

Худший результат показал смоленский губернатор Алексей Островский — 56,54%. Он представляет ЛДПР, но получил свой пост в 2012 году по договоренности партии с федеральными властями, а ЕР не выставляла против него своего кандидата. В то же время в Архангельской области в обмен на выдвижение депутата Госдумы Александра Некрасова кандидатом в Совфед не стала выдвигать своего кандидата КПРФ. Как сообщал “Ъ”, такие же размены с оппозиционными партиями состоялись и в ряде других регионов, например в Республике Коми. Кроме того, в пяти регионах представители КПРФ получили отказ в регистрации. А на выборах главы Еврейской автономной области не оказалось кандидатов ни от КПРФ, ни от популярной в регионе ЛДПР.

В большинстве регионов, по данным движения «Голос», более 50% пришедших на участки голосовали досрочно.

Зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин рассказал “Ъ”, что общей установкой для коммунистов было мотивировать электорат голосовать именно в последний день, так как партия не могла защитить результаты на досрочном голосовании. Голоса, полученные до 13 сентября, он считает «фикцией» или результатом административной мобилизации. Сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц тоже полагает, что в ходе трехдневного голосования нельзя было обеспечить контроль за честностью результата, а бюллетени в сейф-пакетах можно было подменить.

Зампред координационного совета Общественной палаты РФ по общественному контролю за голосованием Алена Булгакова заверила, что наблюдатели на этих выборах строго следили за процессом и в большинстве случаев информация о нарушениях не подтвердилась. Собеседник “Ъ” в администрации президента считает, что досрочное голосование помогло привлечь на выборы большее число пожилых избирателей. По его словам, это продемонстрировали специально проведенные фокус-группы.

Эксперт по региональной политике Ростислав Туровский утверждает, что, несмотря на трехдневное голосование, итоговая явка в регионах в целом соответствовала их уже известным особенностям: «Трехдневное голосование могло упростить мобилизацию лояльного электората, но итоги выборов оно не определило». Политолог считает, что для «политически пассивного большинства» результаты выборов будут приемлемы, так как на них не было «реальной альтернативы» действующей власти.

«Результаты выборов говорят о том, что конкурентное поле скудно, а кадровый голод у парламентской оппозиции налицо. Где-то запредельные результаты выглядят даже казусными, как в Тамбовской области (губернатор Александр Никитин получил 79,3%.— “Ъ”), особенно если принимать во внимание результаты голосования на выборах депутатов Тамбовской гордумы, где ЕР не смогла взять простого большинства»,— считает политолог Екатерина Курбангалеева. Она отмечает, что отсутствие вторых туров обеспечило не многодневное голосование, а более традиционные методы борьбы. Так, в Архангельской области, по словам эксперта, все решили правильный подбор соперников, традиционно низкая явка и усилия самого Александра Цыбульского по решению ряда знаковых для области проблем, в том числе с мусорным полигоном в Шиесе.

Новые против старых

На всех 11 выборах в законодательные собрания «Единая Россия» получила большинство, заняв в голосовании по партспискам первые места. При этом в 7 из 11 регионов партия набрала менее 50% голосов, а по сравнению с выборами пятилетней давности в тех же субъектах РФ почти везде ухудшила свои результаты. КПРФ и ЛДПР по сравнению с выборами 2015 года, напротив, в основном улучшили позиции, а «Справедливая Россия» как минимум подтвердила прежние результаты.

Среди непарламентских партий успешнее всех выступила Партия пенсионеров за социальную справедливость, прошедшая в парламенты семи регионов.

А три из четырех новых партий, зарегистрированных в этом году, получили возможность участвовать в выборах Госдумы без сбора подписей. «Новые люди» преодолели барьер во всех четырех регионах, где были допущены к выборам (Новосибирская, Калужская, Рязанская и Костромская области), набрав от 5,7% до 8% голосов. «Зеленая альтернатива» выдвинула списки в Республике Коми и Челябинской области и получила там соответственно 10% и 5,35%. Партия писателя Захара Прилепина «За правду» преодолела барьер лишь в Рязанской области (6,9%), хотя была зарегистрирована в восьми регионах. И только Партии прямой демократии не удалось нигде провести своих депутатов.

В целом генеральная репетиция думских выборов-2021 показала, что четыре парламентские партии сохраняют свои позиции.

Суммарно в 11 регионах, где избирались парламенты, пятипроцентный барьер преодолели ЕР (49,3% голосов), КПРФ (13,7%), ЛДПР (10,5%) и СР (8%).

Партия пенсионеров до него немного не дотянула (4,8%), а новые партии получили менее 2,5%. По итогам выборов секретарь генсовета ЕР Андрей Турчак заявил, что в 2021 году партия будет «добиваться получения квалифицированного большинства на выборах Госдумы».

Парламентская оппозиция оценивает перспективы партии власти не так высоко. С 2018 года уровень поддержки ЛДПР и КПРФ стабильно растет, у СР нестабилен, а у ЕР стабильно падает, поэтому результаты партии власти на выборах-2021 будут хуже, чем в 2016 году, полагает депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Каргинов. По его мнению, в Думе останутся три-четыре фракции (под вопросом СР), еще несколько мандатов могут получить другие партии, «но не новые проекты». Зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин тоже считает, что на выборах в Госдуму результат ЕР будет ниже, чем в этом году, так как явка будет выше. Кроме того, КПРФ, по его словам, намерена усилить контроль за процедурой голосования. Депутат Госдумы от СР Олег Шеин уверен, что его партия пройдет в Думу: «Она занимает нишу социальной партии, а новые проекты правого толка отнимают голоса не у нас, а у ЕР».

Представители новых партий тоже верят в лучшее. По мнению лидера «Новых людей» Алексея Нечаева, партии удалось доказать, что она «не бутиковая», поэтому в 2021 году партийцы рассчитывают «не только преодолеть барьер, но и сформировать сильную фракцию, которая могла бы успешно конкурировать с парламентскими партиями». Основатель «Зеленой альтернативы» Руслан Хвостов сообщил “Ъ”, что его партия также намерена преодолеть барьер и «провести в Госдуму нескольких интересных персонажей, в том числе и ярославского художника Васю Ложкина». Секретарь ЦК партии «За правду» Николай Новичков отметил, что главной для его соратников была Рязанская область, откуда родом господин Прилепин, а на выборах в Госдуму партия рассчитывает набрать 10–15% голосов.

Новые партии пытаются играть на разных электоральных полях — от ЕР до КПРФ, но результатам партии власти на выборах-2020 серьезного ущерба они не нанесли, говорит политолог, член высшего совета ЕР Дмитрий Орлов. Результаты прошедших выборов показали, что «Новые люди» чаще сдерживали потенциал КПРФ и ЛДПР, причем ЛДПР даже в большей степени, полагает политолог Дмитрий Бадовский. По его мнению, у ЕР эта новая партия тоже могла частично отнимать голоса, к примеру, в некоторых городах, но для партии власти это некритично — в отличие от оппозиции.

Если исходить из итогов ЕДГ-2020, то состав Госдумы в 2021 году не должен существенно измениться, отмечают политологи. «Единая Россия» сохранит доминирующее положение, примерно в своих электоральных нишах останутся ЛДПР и КПРФ, а вот прохождение СР по спискам не гарантировано, считает господин Орлов. «"Большая тройка" в лице ЕР, КПРФ и ЛДПР показала свою устойчивость по итогам этих выборов и сохраняет поддержку, в совокупности контролируя до 75% активного электората»,— согласен господин Бадовский. Он считает, что СР будет бороться за прохождение пятипроцентного барьера, претендовать на это будут и «Новые люди». Другие малые партии поборются за взятие трехпроцентного барьера, который дает госфинансирование, а «такая поддержка традиционно делает партии более устойчивыми в нашей политической системе», добавляет эксперт. При этом прямо и однозначно проецировать итоги ЕДГ-2020 на будущую думскую кампанию все же не всегда можно, оговаривается Дмитрий Бадовский, так как на выборах в Госдуму будет более высокая явка и усиленная мобилизация избирателей всеми партиями по всему спектру.

Неожиданные поражения

На выборах в городские думы региональных столиц не обошлось без сенсаций. В 19 из 22 административных центров «Единая Россия» одержала уверенные победы (а во Владимире и вовсе получила 100% мандатов), но потеряла большинство в парламентах Тамбова, Новосибирска и Томска. Сторонники политика Алексея Навального считают это безусловной победой системы «Умное голосование» (УГ), разработанной для поддержки самых сильных кандидатов не от ЕР (всего поддержку УГ получили 611 кандидатов в гордумы региональных столиц). В частности, в горсобрание Томска прошли 19 кандидатов от УГ, в гордуму Тамбова — 16, в гордуму Новосибирска — 12.

В Томске, по предварительным данным, ЕР получит лишь 11 или 12 мандатов из 35. Остальные места, помимо кандидатов парламентской оппозиции, займут выдвиженцы «Новых людей», «Яблока», Партии роста и самовыдвиженцы, среди которых и координатор местного штаба Алексея Навального Ксения Фадеева.

В Тамбове сокрушительную победу одержала «Родина», завоевавшая 26 из 36 мандатов.

Как сообщил в соцсетях координатор региональных штабов Алексея Навального Леонид Волков, лидер местной «Родины», бывший мэр Тамбова Максим Косенков «оказался внятным человеком, сотрудничал с нашим штабом и вообще нормально себя вел», поэтому его кандидаты были поддержаны УГ. Впрочем, лидер «Родины», депутат Госдумы Алексей Журавлев, комментируя в своем Facebook поддержку УГ кандидатов его партии, назвал это «политическим пиратством». «Думать, что наши соратники могут даже временно солидаризироваться с этими открытыми врагами России — это, конечно, верх идиотизма! И наши кандидаты не нуждаются в поддержке прозападного либерального болота»,— заверил он.

В новосибирском горсовете ЕР получила 23 места из 50 (в прежнем созыве у партии было 33 мандата), а среди 14 победителей-самовыдвиженцев оказались четыре участника оппозиционной коалиции «Новосибирск-2020», поддержанной штабом Алексея Навального, включая координатора штаба Сергея Бойко. Правда, уже днем в понедельник стало известно, что единороссы смогли привлечь в свою фракцию трех самовыдвиженцев и тем самым вернули утраченное большинство.

Подводя в понедельник предварительные итоги выборов, Леонид Волков сообщил, что на 18 выборах разных уровней победили 114 кандидатов, поддержанных УГ, хотя оно «не работает там, где нет политической конкуренции». «"Умное голосование" сработало на муниципальных выборах, где высокая электоральная культура, но оно не смогло сработать там, где просто пишут результаты выборов "с потолка"»,— заявил в эфире «Эха Москвы» глава Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов.

Помимо УГ, кандидатов на региональном и муниципальном уровне поддерживали и другие проекты, в том числе «Объединенные демократы» (курируется организацией Михаила Ходорковского «Открытая Россия») и «Городские проекты» Максима Каца. Большинство кандидатов от этих проектов были выдвинуты «Яблоком». В итоге 47 депутатов от партии получили мандаты в 12 регионах: в частности, «Яблоко» будет представлено в Костромской облдуме и в гордумах Томска, Калуги и Костромы, сообщили “Ъ” в пресс-службе партии.

Несмотря на локальные успехи УГ, эксперты сомневаются в том, что система может сработать и на выборах в Госдуму.

У такого проекта, как «Умное голосование», обязательно должен быть главный инициатор и спикер, фронтмен, поясняет Дмитрий Орлов: «Ранее им был Навальный, сейчас он по понятным причинам выступать в этой роли не может». Кроме того, должен быть спусковой крючок для запуска голосования именно по такой протестной модели — например, массовые нарушения, добавляет эксперт: «Ничего подобного сегодня нет. Поэтому я не ожидаю, что проект "Умное голосование" или аналогичный ему может серьезно повлиять на результаты парламентских выборов».

По мнению Дмитрия Бадовского, если УГ в ряде случаев и срабатывает, то в основном на локальном уровне и на низкой явке, когда исход выборов в округе решается десятками голосов. В масштабе же федеральной избирательной кампании — на высокой явке, в больших округах и тем более при голосовании по партспискам — эта технология работать не сможет, уверен эксперт.

Ссылка


Возврат к списку