у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

АПЭК подготовило аналитический доклад "Партийная система России: риски трансформации и факторы устойчивости"

29.11.2018

Проблемы для «старых» оппозиционных партий проявляются в периоды роста политической активности и протестных настроений: традиционные оппозиционеры «не поспевают» за ними. Тем не менее сегодняшняя ситуация на российском внутриполитическом поле усиливает относительное преимущество партий парламентской оппозиции в борьбе с действующими и потенциальными конкурентами на протестном фланге. 

1. Круг системных оппозиционных политиков с федеральной узнаваемостью - заметно более узок, чем в 1990-е и в начале 2000-х годов. Показательно, что новости о всплеске протестного голосования в сентябре 2018 года довольно активно обсуждалась политизированными избирателями за пределами регионов, в которых непосредственно проходили эти кампании (заметный резонанс имели прежде всего губернаторские выборы в Приморском крае). Однако ключевые оппозиционные кандидаты, успешно выступавшие в ходе этих кампаний, получили гораздо меньшую известность за пределами «своих» регионов. Как правило, в успехе новых федеральных политических проектов на протестном фланге заметную роль играли именно узнаваемые на федеральном уровне оппозиционные политики. Такая ситуация осложняет продвижение новых политических проектов и тем самым укрепляет позиции старых узнаваемых оппозиционных политических партий на федеральном уровне.

2. Различные преференции и возможности, которыми обладают парламентские партии (прежде всего, право выдвижения кандидатов в органы власти всех уровней без сбора подписей избирателей), по-прежнему делают их привлекательными партнерами для перспективных политиков, которые хотят принять участие в избирательных кампаниях.

3. Сохраняется возможность «перезагрузки» даже тех существующих системных оппозиционных партий, которые могут столкнутся с заметными проблемами накануне очередных парламентских выборов 2021 года.

4. В кризисе находятся и многие значимые непарламентские партии. Отметим, например, ряд проблем внутри «Яблока», ставших предметом обсуждения в связи с процессом выдвижения кандидата в мэры Москвы от этой партии весной – в начале лета 2018 года.

5. Даже относительно успешные непарламентские партии пока добиваются успеха лишь «нишевого» характера и конкурируют с парламентской оппозицией за периферию ее электората. Так, в ходе Единого дня голосования продемонстрировали возможности для роста «Коммунисты России» и «Компартия социальной справедливости». Гипотетически они способны работать на поле не только специфически коммунистического, но и более широкого протестного электората. Вполне возможно, например, что на недавних выборах в заксобрание Ульяновской области, где «Коммунисты России» проводили достаточно эпатажную кампанию (широко известным стал использованный ими лозунг «Скумбрия – рыба будущего»), они могли привлечь и часть потенциальных избирателей ЛДПР. Тем не менее «нишевые» ограничения – очевидны и действуют.

6. Итоги Единого дня голосования-2018 фиксируют перераспределение голосов прежде всего между самими парламентскими партиями, а не между ними и непарламентской оппозицией. Например, в выборах заксобрания Ульяновской области приняло участие наибольшее число непарламентских партий (пять), представляющих при этом как левый, так и либеральный фланг политического спектра. Тем не менее их совокупный результат составил 9,16% против 53,73% голосов, полученных партиями системной оппозиции. Наибольший совокупный результат непарламентских партий на выборах в заксобрания в сентябре 2018 года был зафиксирован во Владимирской области (11,94%), но и здесь парламентская оппозиция получила 77,6% всех голосов избирателей, отданных за оппонентов властей. Конечно, можно возразить, что результаты региональных выборов-2018 не отражают всех возможностей зарегистрированных непарламентских оппозиционных партий. Например, на выборах в Ярославскую облдуму была снята с выборов «Партия народной свободы» (ПАРНАС), а на старте кампании в Госсобрание Якутии – партия «Родина», при том, что обе имели неплохой потенциал. Тем не менее электоральная статистика демонстрирует действие значимых факторов устойчивости системной оппозиции против нынешних непарламентских конкурентов.

При этом очевидны и вызовы, которые встают перед парламентской оппозицией в новых условиях. Позиции КПРФ являются относительно более устойчивыми среди парламентских оппозиционных партий. Для нее в ближайшей перспективе важна не проблема политического выживания, а новые возможности для работы с более широким слоями протестных избирателей. Хотя рост тревожности избирателей в связи с социально-экономической ситуацией может стать дополнительным фактором усиления ностальгии по советской эпохе (это далеко не единственный, но все же очень значимый мотив, к которому обращается Компартия), слишком серьезный акцент на «советские» темы и стилистику может ограничивать возможности КПРФ по работе с более широкими слоями протестного электората, особенно в крупных городах. Проблемами остаются и формирование элиты партии путем кооптирования в закрытый «клуб», возникший в конце 1980-х, и очевидное отставание от развертывания региональной протестной повестки.

Для ЛДПР очевидным источником рисков в перспективе является ключевая роль лидера партии Владимира Жириновского в ее продвижении. Политики оставались активными игроками и в более почтенном возрасте – примеров достаточно. Тем не менее с ЛДПР плотно связаны интересы не только ее лидера, но и многих влиятельных представителей региональных элит (история Сергея Фургала в Хабаровском крае весьма показательна). В 2010-е годы ярко проявили себя многие региональные политики, выступавшие под знаменем этой партии (вспомним, хотя бы, Ивана Абрамова в Амурской области, Алексея Диденко в Томской, Александра Шерина в Рязанской, Василину Кулиеву в Забайкальском крае) Поэтому в случае снижения активности ее нынешнего руководителя (если не до 2021 года, то после) возможны попытки перезагрузки проекта с акцентом на большую публичную роль команды политиков, а не на «возрастного» единоличного лидера. Такая смена формата связана с масштабными рисками и представляется труднореализуемой.

Для «Справедливой России» вызовом и проблемой является работа с электоратом за пределами «регионов-цитаделей», в которых партия может опираться на хорошо узнаваемых местных политиков. Успехи «Справедливой России» принято связывать прежде всего с личной популярностью и узнаваемостью ряда региональных политиков, сотрудничающих с партией. Во многом такая оценка справедлива, особенно для парламентской кампании 2016 года и более позднего периода.

Период между федеральными выборами, как правило, связан с серьезными проблемами для парламентских оппозиционных партий. На региональном и муниципальном уровне личная узнаваемость и популярность политиков, присоединившихся к конкретным партиям, в значительной степени снижает значение политических брендов, под которыми они выступают. Как правило, информационные кампании о вероятности для новых партий пройти в парламент усиливаются в год, предшествующий думским выборам. Однако на фоне ожиданий, заданных протестным голосованием в сентябре 2018 года, не исключено: новой активизации партстроительства или «переформатирования» «старых» оппозиционных партий можно ожидать и раньше. Это может стать источником новых рисков для «старых» игроков на оппозиционном фланге уже в 2019 году.

С полной версией доклада можно ознакомиться в разделе "Рейтинги и рэнкинги" и на портале "Региональные комментарии". 


Возврат к списку