у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

АПЭК подготовило аналитический доклад "Парламентские выборы-2021: «расширенное статус-кво». Федеральные тренды и региональная специфика"

21.09.2021

По итогам парламентской кампании существующая партийная система продемонстрировала гибкость в условиях сложной социально-экономической ситуации, вызванной пандемией. Динамика протестных настроений развивалась по одному из наиболее умеренных сценариев, повлияв на итоги кампании, но не приведя к заметному росту уличной протестной активности ни на одном из этапов гонки. 

1.Российская парламентская система демонстрирует тенденцию к поддержанию статус-кво («расширенное статус-кво»): произошло не изменение состава «парламентской четверки», а ее дополнение еще одной партией («Новые люди»), представляющей электоральные группы, как правило, выступающие в качестве «временных попутчиков» старых оппозиционных игроков. При этом, вопреки ряду наиболее пессимистичных для старых оппозиционных партий прогнозов, даже снижение поддержки двух из них (ЛДПР и «Справедливой России – За правду») не привело к получению ими результатов на уровне или ниже проходного барьера. Не была нарушена даже «иерархия» среди прошедших в Госдуму партий – «Новые люди» не опередили ни одну из старых оппозиционных парламентских сил, «Справедливая Россия – За правду» следовала вслед за «Единой Россией», КПРФ и ЛДПР, как и в ходе ряда предыдущих избирательных кампаний.

2. «Единая Россия» смогла сохранить и переформатировать широкую общественную коалицию на собственной платформе даже после непопулярной пенсионной реформы 2018 года и новых вызовов для политической системы в 2020-2021 годах. Это можно объяснить как активной работой с социальной повесткой со стороны Владимира Путина и ролью партии в подготовке ряда резонансных социальных инициатив задолго до старта нынешней кампании, так и выигрышной региональной составляющей программы, предложенной «Единой Россией». При этом можно отметить одновременную долгосрочную работу федерального руководства партии с региональной проблематикой, а также проактивную роль губернаторов, вошедших в ее список.

3.Несмотря на сохраняющееся в протестной среде недоверие к дистанционному электронному голосованию (ДЭГ), им воспользовалась заметная доля сторонников оппозиционных партий. Например, в Москве уровень поддержки «Единой России» среди избирателей, выбравших ДЭГ, ожидаемо был выше среднего (44,77%) – что вполне естественно на фоне настойчивых призывов ряда оппозиционных политиков игнорировать онлайн-голосование. В то же время заметная доля оппозиционных избирателей, проголосовавших таким образом (так, 15,53% из них составили сторонники КПРФ), говорит о потенциале постепенного расширения аудитории, доверяющей такой форме волеизъявления.

4.Способность партийной системы к реагированию на новые вызовы, безусловно, не отменяет рисков для ее ключевых игроков уже в период 2022-2024 годов. Среди них можно отметить наиболее очевидные – проблему смены политических поколений в руководстве ЛДПР и КПРФ (с несколько меньшим уровнем рисков); впрочем, ряд региональных игроков, авторитет которых помог СРЗП удержать позиции, также относятся к «возрастным» – как Анатолий Грешневиков и Анатолий Лисицын в Ярославской области. При этом вызовы для «Новых людей» могут быть не менее значимыми, чем для старых парламентских партий (дефицит опытных политических кадров сочетается у этой партии с неустойчивостью электоральной базы). Все эти факторы будут стимулировать появление новых и переформатирование старых непарламентских проектов как минимум в перспективе 2023-2026 годов, но, возможно, и раньше, став дополнительным драйвером для партийного строительства как на консервативном, так и на либеральном направлении.

5. Устойчивая тенденция к протестному голосованию в регионах Дальнего Востока, Сибири и Урала становится вызовом для ключевых центров разработки региональной политики федеральных властей. В то же время многие из этих вызовов уже были учтены в рамках послания Владимира Путина Федеральному Собранию в 2021 году и могут стать точкой отсчета для системной работы на снижение протестных настроений в этих регионах в период 2022-2024 годов.

6.Парламентская кампания подводит лишь промежуточные итоги партийной конкуренции на перспективу 2022-2024 годов. Так, на фоне заметного уровня поддержки «Новых людей» (по сравнению со стартовыми показателями этой партии) в период подготовки к Единому дню голосования-2022 года вероятен определенный рост внимания ключевых игроков к работе с повесткой, близкой протестному избирателю крупных городов. Этому будет способствовать и проведение в 2022 году ряда потенциально конкурентных кампаний местного уровня в протестных крупных городах – от Омского горсовета, городских Дум Барнаула, Владивостока, Кирова, Пскова, Твери до Советов депутатов муниципальных образований в Москве. С другой стороны, социально-экономическая ситуация в большинстве этих городов скорее будет подталкивать ключевые партии к работе в рамках не умеренно-либеральной повестки, характерной для «Новых людей», а скорее патерналистской риторики (близкой как партиям левого фланга, так и «Единой России»). В этой ситуации оправданной выглядит стратегия «Единой России», работавшей на усиление социальных акцентов в рамках позиционирования в 2020-2021 годах, а также подчеркивающей курс на дальнейшую доработку «Народной программы» - что предполагает оперативное реагирование на изменения в том числе региональной политической повестки.

С полной версией доклада можно ознакомиться в разделе "Политические исследования", а также на портале "Региональные комментарии". 


Возврат к списку