у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77

+7 (962) 907 90 98
 

Пандемия как новая норма: ситуация в Москве и регионах на фоне третьей волны коронавирусной инфекции

17.08.2021

Пандемия как новая норма: ситуация в Москве и регионах на фоне третьей волны коронавирусной инфекции

Аналитический доклад

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) заявила в июле 2021 о начале третьей волны пандемии COVID-19, несмотря на активные усилия многих стран по организации вакцинации. Импульсом к росту заболеваемости в мире послужило появление так называемого дельта-штамма коронавируса, обнаруженного в Индии. Очевиден и естественный рост мобильности в связи с сезоном отпусков. По предварительным оценкам, третья волна коронавирусной инфекции в России началась раньше и продлится еще минимум три месяца; уже сейчас она может быть квалифицирована как самая растянутая по времени по сравнению с предыдущими двумя. Кроме того, существуют опасения, что она может превзойти по степени летальности предшествующие периоды всплеска заболеваемости.

Снижение тревожности и развитие пандемии

На фоне распространения инфекции снижается уровень общей тревожности, вызванной пандемией: по последним опросам, доля россиян, которые считают коронавирус угрозой общественному здоровью, снизилась до минимального с апреля 2020 года показателя в 38%, при этом 51% опрошенных считают, что им ничего не угрожает. Так или иначе, постоянное присутствие пандемии в информационном поле позволило ей встроиться в «социальную рутину», не вызывая более ярких негативных эмоций, свойственных периоду появления первых данных об инфекции. Сопутствующие практики вроде ношения масок или напоминаний о соблюдении дистанции в общественных местах плотно вошли в обиход, но уже воспринимаются большинством граждан без прежнего энтузиазма – скорее как симуляция, формальность. В худшем случае разное прочтение степени серьезности «масочного режима» становится причиной для постоянных локальных стычек и конфликтов между людьми. Постепенно приходится привыкать к новому графику планирования личных и профессиональных задач с учетом динамики развития пандемии, так как от этого зависят циклы ужесточения и смягчения ограничительных мер.

Растет уровень недовольства новыми, все усложняющимися механизмами ограничений, которые, как правило, внедряются параллельно с ростом цифровизации и, как следствие, контроля за гражданами, вызывая беспокойство на уровне защиты личных прав и приватности. Стремление к достижению коллективного иммунитета связано с давлением на жителей по вопросу вакцинации, которая уже не воспринимается как добровольная, что вызывает тревогу, протест, новые расколы и сегрегацию. В странах ЕС третья волна пандемии, а точнее, кампания по массовой вакцинации, которая проходит параллельно с ней, привела к введению беспрецедентных ограничительных мер: «зеленый паспорт» (Green Pass), получаемый после вакцинации, представляет собой сертификат с QR-кодом, и от его наличия зависит не только возможность посещать бары и рестораны, но свобода передвижения человека как таковая – доступ в общественный транспорт, музеи, парки, спортзалы, бассейны, на конференции и конгрессы, в торговые и развлекательные центры. Ограничивается перемещение между регионами. Эти правила только должны вступить в силу, но уже вызвали волну недовольства в западноевропейских странах. При этом уровень ограничения базовых свобод в условиях пандемии в странах ЕС был значительно выше на протяжении последних полутора лет, так что эти меры хотя и выглядят очень жесткими, но все равно после комендантского часа не воспринимаются как нечто неожиданное, тогда как в России подобное развитие событий кажется совершенно невозможным.

Тем не менее задачи борьбы с пандемией и массовой вакцинации приводят к появлению новых ограничений и стимулов, которые вводятся в Москве и регионах пока в экспериментальном формате. Специфика российского опыта продвижения вакцинации заключается в том, что воздействие осуществляется на отдельные социальные группы (часто через работодателей).

В этом году в России третья волна пандемии пришлась на активную фазу избирательной кампании по выборам в Государственную думу VIII созыва. Это не первый случай кампании федерального масштаба в условиях коронавирусных ограничений: прошлым летом проводилось голосование по поправкам к Конституции России. Тем не менее парламентские выборы подразумевают более высокую степень вовлеченности кандидатов и граждан, чем прошлогоднее голосование, носившее скорее плебисцитарный характер. Перенос выборов властью реально не рассматривается, единый день голосования назначен на 19 сентября, но, как и в прошлом году, они будут проходить несколько дней. Помимо многодневного голосования, теперь на федеральных выборах стало доступно голосование вне специальных помещений, то есть, например, на придомовых и территориях общего пользования, на открытом воздухе. С момента последних выборов в Госдуму в 2016 году введен целый ряд электоральных новшеств, не связанных с контекстом пандемии.

Москва: быстрое предотвращение угрозы

Принято считать, что третья волна коронавируса в России началась раньше (предположительно в середине мая), чем об этом объявила ВОЗ на глобальном уровне. Поэтому в июле власти Москвы уже говорили о преодолении пиковых значений. Так, до начала третьей волны коронавируса, в апреле, средние показатели заболеваемости в Москве составляли менее двух тысяч случаев за сутки (как правило, в диапазоне от 1500 до 1800) - при том, что на Москву приходилась четверть всех выявленных в России случаев заболевания. Тогда же ситуация уравновешивалась практически таким же количеством выздоровевших каждый день. Во второй половине июня, когда власти Москвы фиксировали пик третьей волны, показатели заболеваемости достигали восьми-девяти тысяч человек в сутки. Заполняемость больничных коек, один из индикаторов для введения новых ограничений, по оценкам мэрии, составляла 2/3 всего фонда. К августу показатель заболеваемости снова снизился до двух тысяч человек в сутки, как и в апреле. Фактически за два месяца московским властям удалось остановить распространение эпидемии и привести уровень заболеваемости как минимум к регулярным показателям. Для этого уже в июне были введены дополнительные меры, направленные на борьбу с распространением инфекции:

· В Москве были объявлены «длинные выходные», которые продлились с 12 по 20 июня 2021 года. На время выходных дней приостанавливалась работа фудкортов и детских игровых комнат, а в отношении ресторанов, баров и ночных клубов вводились ограничения рабочего времени с 23.00 до 6.00.

· Компаниям и предприятиям было рекомендовано перевести на удаленную работу как можно больше сотрудников, не прошедших вакцинацию, но не менее 30%. Понятие самоизоляции больше не используется, если не диагностирована инфекция, но рекомендации избегать лишнего социального взаимодействия сохраняются.

В конце июня власти Москвы приняли радикальные в сравнении с другими регионами меры: в столице вводились специальные QR-коды, без которых не было возможно посещение кафе, ресторанов и баров. Для получения QR-кода предполагалось предоставить один из документов, доказывающих, что человек либо прошел вакцинацию вторым компонентом (или однокомпонентной вакциной), либо недавно переболел (с момента выздоровления прошло не более полугода), либо имеет отрицательный результат ПЦР-теста. Введение QR-кодов связывалось с необходимостью прежде всего простимулировать вакцинацию в столице и оказать влияние на сомневающихся. Эти меры нельзя назвать дискриминационными для невакцинированных, так как ограничения вводились только на посещение мест общественного питания внутри, не считая летних террас, на которые сохранялся свободный доступ. Спустя три недели QR-коды были отменены, так как они изначально рассматривались как экстренная и временная мера на период ухудшения эпидемиологической обстановки. В этом смысле некоторые москвичи, которые приняли решение о вакцинации ради получения QR-кодов, так и не смогли его оформить: коды были отменены раньше, чем они вакцинировались вторым компонентом вакцины.

Тем не менее с точки зрения продвижения вакцинации, а главное – сдерживания пандемии введение QR-кодов себя в полной мере оправдало. Сразу после анонсирования новых правил был зафиксирован резкий рост количества записей на вакцинацию в Москве. В середине июля мэр Москвы С.Собянин заявил, что первой дозой вакцины привились 3,8 млн москвичей, а полностью прошли вакцинацию более 2 млн жителей столицы. При этом он отметил, что только за последний месяц в городе первым компонентом привились около 2 млн человек, тогда как за весь период с момента начала вакцинации – 1,7 млн человек. Роспотребнадзором был установлен ориентир обязательной вакцинации – около 60% штата организации. В Москве в ряде ключевых отраслей этот показатель был быстро достигнут, а затем превышен. В рамках стимулирования вакцинации в начале июля мэрия анонсировала специальные гранты бизнесу: первые 100 московских компаний, которые обеспечат полную вакцинацию минимум 60% сотрудников, получали гранты в размере 100% НДФЛ, уплаченного за предшествующие 12 месяцев. Большой резонанс вызвал розыгрыш автомобилей, инициированный властями Москвы в рамках кампании по стимулированию вакцинации. Каждую неделю разыгрывается пять машин.

Таким образом, введение QR-кодов, длинных выходных, стимулирование перевода невакцинированных сотрудников на удаленную работу и другие меры, оперативно принятые властями Москвы во второй половине июня, позволили уже к августу более чем втрое снизить показатели заболеваемости и активизировать темпы вакцинации. Опыт последних лет позволил не опасаться чрезмерной нагрузки на систему здравоохранения в период обострения эпидемиологической ситуации, так как была создана дополнительная инфраструктура. Кроме того, врачи уже фиксируют значительное снижение масштабов госпитализации и ожидают его в дальнейшем.

При этом обязательная вакцинация вызывает недовольство тех жителей, которые отмечают давление со стороны работодателей, сталкиваются с угрозами увольнения. Превращение этого недовольства в открытую протестную активность маловероятно до тех пор, пока угрозы не начнут реализовываться. Несмотря на высокие показатели вакцинации, дополнительное увольнение даже 5-10% сотрудников может привести к социальному кризису. Серой зоной остается практика выдачи медотводов: нет строгого регламента, на каком основании их можно получить, поэтому часто граждане сталкиваются с отказами.

Уникальным примером стала инициированная властями Москвы кампания по вакцинации трудовых мигрантов, составляющих значительную социальную группу: их прививают однокомпонентной вакциной «Спутник Лайт». Ожидается, что в дальнейшем вакцинация будет распространена на другие группы иностранных граждан, в том числе самозанятых. В настоящее время иностранцы могут обратиться на специальные пункты вакцинации в Москве.

Специфическое направление борьбы с долгосрочными последствиями инфекции - организация процесса реабилитации переболевших вирусом COVID-19. В конце июля мэр Москвы С.Собянин заявил, что реабилитация и профилактика осложнений у переболевших ковидом станет важнейшей задачей городской системы здравоохранения. По данным Минздрава, у 20-30% перенесших коронавирус пациентов со временем возникают тромбозы, у 31,7% – одышка, у 13,5% – кашель, у 12,7% - тахикардия. Еще летом 2020 года Минздрав России выпустил приказ о медицинской реабилитации и разработал методические рекомендации о реабилитации после COVID-19. На программу постковидной реабилитации в России совокупно будет выделено 100 млрд рублей в перспективе до 2026 года. Ее реализация потребует дооснащения санаториев и медицинских учреждений новым оборудованием и подготовки дополнительных кадров.

Продолжается дискуссия о допустимости и целесообразности сохранения дистанционного образования, впервые массово введенного на фоне распространения эпидемии в прошлом году. Глава Минпросвещения России С.Кравцов выступил против дистанционного обучения школьников, отмечая, что есть ситуации, в которых оно применяться не может. В вузах применяются различные смешанные форматы, позволяющие совмещать очное и дистанционное обучение, но в любом случае эта ситуация пока воспринимается как временная. Сложно сказать, какой будет реакция, если встанет вопрос об утверждении такого формата на постоянной основе.

В Москве в начале прошлого учебного года школьники с 6-го по 11-й классы были переведены на дистанционное обучение. По последним данным, власти Москвы не планируют вводить дистанционный режим обучения с 1 сентября этого года. В московских вузах теперь будет применяться новый так называемый «гибридный» формат: на очные занятия будут допускаться только студенты, прошедшие вакцинацию от коронавируса (либо имеющие справку об антителах или медотвод), тогда как остальные будут обучаться в удаленном режиме.

Третья волна: ситуация в регионах

Распространение эпидемии коронавируса в российских регионах происходит неравномерно. Весьма дифференцированы и принимаемые властями субъектов меры по борьбе с ней, и связанные с этим ограничения. В начале августа на профильном сайте (стопкоронавирус.рф) была запущена интерактивная карта ситуационных ограничений в регионах в связи с COVID-19, разработанная АНО «Диалог» совместно с АНО «Национальные приоритеты». На ней представлена актуальная информация о количестве случаев заболевания коронавирусной инфекцией и другая статистика, а также перечень ограничительных мер в конкретных регионах (карта обновляется на еженедельной основе). Согласно последним обновлениям, первая десятка российских регионов по количеству выявленных случаев коронавируса с момента начала пандемии выглядит следующим образом (данные представлены в абсолютных цифрах, а не в процентном отношении к количеству жителей):

1. Москва

2. Санкт-Петербург

3. Московская область

4. Нижегородская область

5. Ростовская область

6. Свердловская область

7. Воронежская область

8. Красноярский край

9. Иркутская область

10. Самарская область

В апреле, до начала третьей волны эпидемии, количество заболевших по всей стране, за исключением Москвы, оценивалось на уровне семи тысяч человек ежедневно. При этом количество выздоравливающих зачастую даже превышало показатели заболеваемости. По мере приближения к пиковым значениям в конце июня количество заболевших по всей стране превышало двадцать тысяч человек. Наиболее сложная ситуация ожидаемо отмечена в Московской области и Санкт-Петербурге, среди других регионов высокие показатели заболеваемости фиксировались в Нижегородской, Воронежской, Брянской и Свердловской областях, в Бурятии и в Крыму, но нельзя сказать, что в данном случае были заметны сильные диспропорции между регионами.

Примечательно, что к началу августа, когда в Москве ситуация уже стабилизировалась, общий показатель заболеваемости по стране – более двадцати тысяч человек в сутки – не снизился: произошел равномерный рост заболеваемости в регионах. К августу высокие показатели отмечаются, помимо уже названных регионов, в Красноярском и Пермском краях. Показательно, что Краснодарский край, несмотря на курортный сезон, не входит даже в первую десятку регионов-лидеров по новым случаям заболеваемости, что, вероятно, связано с ограничением доступа в отели и с погодными условиями. Понятно, что степень кризисности ситуации в каждом регионе определяется не только количеством заболевших, но и возможностями системы здравоохранения. Так, в начале августа министр здравоохранения В.Мурашко назвал шесть регионов, которые вызывают особое беспокойство: Республики Тува и Коми, Севастополь, Магаданская, Астраханская и Самарская области, Красноярский край. В то же время к регионам с наиболее высокими темпами вакцинации относятся Белгородская, Псковская, Архангельская, Самарская области, Республики Ингушетия и Чечня.

Федеральный центр оставляет за региональными властями пространство для маневра с точки зрения применения ограничительных мер в рамках борьбы с пандемий. Как правило, в большинстве регионов принят схожий набор таких ограничений: масочно-перчаточный режим, частичная заполняемость залов на мероприятиях, приостановка работы баров и клубов в ночное время, ПЦР-тестирование вернувшихся из-за рубежа, перевод части сотрудников на удаленную работу. В то же время власти некоторых регионов вводят дополнительные требования. Одним из наиболее чувствительных вопросов является обязательная вакцинация для отдельных социальных групп.

По состоянию на начало августа более половины российских регионов ввели обязательную вакцинацию для работников некоторых сфер (здравоохранение, туризм, торговля, транспорт), но постепенно этот перечень расширяется. Также в ряде регионов применяются специфические ограничения, которые нельзя назвать повсеместными и универсальными. Как правило, со всеми ограничениями действует правило: если гражданин не привит, то в качестве альтернативы может предоставить ПЦР-тест или доказательство недавно перенесенной болезни.

· Ограничение въезда в регион или заселения в гостиницы: Ямало-Ненецкий и Ненецкий автономные округа, Краснодарский край, Республика Крым, Республика Адыгея, Камчатский край, Нижегородская, Белгородская, Саратовская, Псковская области и др. Неоднократно закрывалась, в том числе на выезд, Чечня. Содержание ограничений также различается. Например, реже встречается полный запрет въезда в регион, как в случае ЯНАО и НАО, но без необходимых документов невозможно заселиться в гостиницу, а также вводятся требования по соблюдению карантина.

· Режим самоизоляции для вернувшихся из другого региона или из-за границы (как правило, дополучения отрицательного результата ПЦР-тестирования): Республика Крым, Саратовская и Ульяновская области, Республика Башкортостан и др. Самоизоляция для непривитых как исключительная мера применяется на уровне отдельных муниципалитетов. Например, непривитых жителей городов Югорск и Советский на территории ХМАО-Югры обязали не выходить на улицу без веской причины, но насколько это выполнимо – вопрос открытый.

· Развитие системы «безковидных» заведений, которым будет разрешено работать дольше за счет того, что в них находятся только привитые люди: Волгоградская и Ульяновская область, Республика Якутия и др.

· Ограничение на выезд в командировки для невакцинированных: Воронежская, Псковская, Калининградская области.

В отличие от Москвы, в регионах пока не принято окончательное решение по вопросу формата обучения, преимущественно школьного, в новом учебном году. Этот вопрос остается также в ведении региональных властей и санитарных служб. При этом если в Москве более 70% родителей изначально поддерживали введение дистанционного образования, то в среднем по стране эта инициатива не встречает большого понимания, что связано с объективной занятостью родителей и невозможностью осуществить контроль за учащимися. В случае, если вопрос о продолжении дистанционного обучения или об отказе от него будет приниматься на уровне каждого региона, возникают риски возникновения диспропорций и дезорганизации учебного процесса, особенно для старших школьников, сдающих выпускные экзамены.

Постковидная реабилитация нуждается во вмешательстве федерального центра, так как даже с точки зрения наличия инфраструктуры (санатории, базы отдыха) не все регионы обладают равными возможностями. Естественным образом возникает повышенная нагрузка на санатории юга России, которые и так работают с ограничениями. Другая проблема заключается в том, что в настоящее время программы реабилитации за редким исключением не включены в ОМС, что само по себе требует пересмотра с учетом продвижения идеи необходимости реабилитации.