у наших идей
есть энергия
+7 (499) 255 53 77
 

ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬ: НОВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ И ВЫЗОВЫ ДЛЯ АЛЕКСЕЯ ТЕКСЛЕРА

10.02.2020

ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬ: НОВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ И ВЫЗОВЫ ДЛЯ АЛЕКСЕЯ ТЕКСЛЕРА

Аналитический доклад

В последние годы в Челябинской области крупные избирательные кампании идут одна за другой: президентские выборы 2018 года, губернаторская кампания 2019 года, завершившаяся победой в первом туре врио главы региона А.Текслера с результатом 69,31%. Предстоят выборы в Законодательное собрание области и в Государственную думу, в ряде муниципалитетов пройдут выборы в местные представительные органы. Региональные элиты испытывают на себе режим постоянной политической мобилизации. Новый губернатор А. Текслер также вынужден действовать в формате перманентной избирательной кампании, которая не закончилась с его избранием. Это определяет и стиль поведения А.Текслера, и динамику системной перестройки. В рамках большого электорального цикла происходит реконфигурация регионального элитного поля, поэтому окончательное формирование новой команды завершится позднее и с учетом этих изменений. Фактически перед руководством региона стоит вызов достижения в среднесрочной перспективе нового общественно-политического консенсуса.

Группы влияния: ограничение автономии и системное наступление А. Текслера

Нахождение у власти в Челябинской области губернаторов М.Юревича (2010-2014 гг.) и Б.Дубровского (2014-2019 гг.) сопровождалось формированием ситуативных союзов и коалиций с участием представителей региональной элиты, но степень предсказуемости и управляемости процессов в регионе в последние годы оказалась достаточно низкой. Тем не менее постоянное напряжение и ситуативные договоренности обеспечивали основным группам влияния собственные ниши в системе. Иногда искусственно создавались конфигурации, в которых некоторые группы оказывались более востребованы, чем это было бы необходимо в случае процедурной предсказуемости. Организация политического процесса на более формальных, прозрачных основаниях в логике «технократического» тренда неминуемо ослабляет влияние сложившихся региональных финансово-промышленных групп (ФПГ) и элитных групп, которое во многом базировалось на практиках, не поддающихся регулированию и контролю. Подобные изменения могут быть достаточно болезненными, особенно на более поздних этапах, когда придет осознание их необратимости. В таких условиях имиджевые удары по команде губернатора со стороны тех или иных групп вполне ожидаемы.

В начале года очевидна проблема организации региональной избирательной кампании -- по выборам в Заксобрание области, в муниципалитеты, по общефедеральному голосованию о поправках в Конституцию. Особая сложность заключается не только во временном «наложении» и динамичной последовательности избирательных кампаний разного уровня в регионе, но и в распределении организационных функций на фоне внутриэлитной перестройки.

В контексте выборов это касается прежде всего политического будущего руководителя регионального отделения «Единой России» и спикера Заксобрания Челябинской области В.Мякуша, который оказывает очень существенное влияние на электоральные кампании и политический процесс в регионе много лет. В силу этих причин и возраста В.Мякуша в последние годы обсуждаются сценарии его смены на посту (с возможным уходом на федеральный уровень) без рисков потери контроля над ситуацией. Этот вопрос в любом случае будет решаться после сентябрьских выборов в Законодательное собрание при модерирующем участии губернатора А.Текслера во взаимодействии с федеральным руководством партии. К «команде Мякуша» относят вице-спикера Ю.Карликанова, депутата Заксобрания К.Захарова (неудачно пытался избраться в Госдуму в 2016 году), руководителя регионального исполкома «Единой России» Д.Моисеева (ранее за контроль над исполкомам разворачивалась борьба, но В.Мякушу удалось настоять на своей кандидатуре) и других деятелей.

Особое значение приобретает формирующаяся группа влияния в виде команды нового губернатора А.Текслера, но подробнее она будет рассмотрена в разделе про кадровую политику главы региона. При этом взаимодействие команды губернатора со старыми региональными и городскими элитами можно назвать конструктивным: отсутствуют открытые конфликты или их объективные предпосылки, хотя это не гарантирует лояльность всех значимых игроков.

Некоторые сложности возможны в развитии коммуникации с группой бизнесмена А.Аристова (совладелец ЧЭМК) и связанных с ним т.н. советско-калининских элит (депутаты Гордумы Челябинска С.Овчинников и В.Рыльских) и представителем группы в Госдуме – депутатом А.Барышевым, шансы которого на переизбрание также остаются под вопросом. Открытого или внутреннего конфликта на данный момент нет, впрочем, как нет и постоянной коммуникации, но А.Аристов долгие годы имеет непосредственное влияние на внутриполитическую ситуацию в регионе. Годы губернаторства М.Юревича и некоторые время после его ухода прошли в атмосфере явного противостояния между группой А.Аристова и связанными с бывшим губернатором людьми, в которой Б.Дубровский был ситуативным союзником А.Аристова. С приходом губернатора А.Текслера влияние группы А.Аристова ослабло, при этом довольно резко и неожиданно для них самих и без сопротивления. Ситуация осложняется новым курсом мэрии Челябинска, что затрагивает интересы «советско-калининских» элит. Как уже отмечалось, высоки риски потери А.Барышевым места в Госдуме. Таким образом, по мере развития избирательной кампании со стороны группы А.Аристова возможны попытки вернуть утраченные позиции, которые не обязательно будут согласованы и соответствовать ожиданиям администрации губернатора А.Текслера.

Отдельно необходимо отметить текущее позиционирование «магнитогорских элит», выходцем из которых были экс-губернатор Б.Дубровский, бывший мэр Челябинска Е.Тефтелев и другие представители прежней управленческой команды. С одной стороны, «магнитогорцы» стали раздражающим фактором на уровне административного центра, так как челябинские городские элиты воспринимали это как экспансию представителей конкурирующего центра, Магнитогорска. С другой стороны, ситуация в самом Магнитогорске по-прежнему остается под контролем ММК и В.Рашникова. Говорить о существенном ослаблении текущего влияния группы не приходится – представитель группы в Госдуме, бывший мэр Магнитогорска В.Бахметьев имеет хорошие шансы на переизбрание. Отставка команды Б.Дубровского не привела к какой-либо «демонизации» магнитогорских элит, А.Текслер совершает регулярные поездки в муниципалитет, как и на другие территории.

Показательна динамика влияния группы выходцев из «Молодой гвардии», ориентированных на депутата Госдумы В.Бурматова и бывшего вице-губернатора Р.Гаттарова. В последние годы губернаторства Б.Дубровского группа серьезно укрепилась, что было связано в том числе с ограниченностью возможностей команды предыдущего губернатора оперативно решать организационные проблемы – в этом им оказывали содействие представители группы МГЕР. Рост амбиций группы МГЕР вызывал недовольство других представителей челябинской элиты. Неэффективная подготовка к саммитам ШОС и БРИКС и ряд других ошибок привели к отставке Р.Гаттарова, тогда как депутат В.Бурматов, сохраняя связи с регионом и влияние на него, все же большую часть времени проводит в Москве. Другие представители группы либо изолированы, либо постарались встроиться в команду А.Текслера. В новых условиях о прежних амбициях группы МГЕР говорить не приходится, однако не учитывать ее как фактор региональной политики также нельзя: ее временный демонтаж носит обратимый характер.

Несмотря на ошибки предшествующей управленческой команды, которые привели к отмене решения о проведении основных мероприятий саммитов ШОС и БРИКС в регионе, сотрудничество нового руководства с силовыми структурами в контексте подготовки к саммитам можно оценить как конструктивное.

Команда губернатора и кадровая политика

С учетом периода в статусе врио губернатора А.Текслер руководит Челябинской областью с марта 2019 года. За это время оформился основной состав команды губернатора, хотя она по-прежнему находится в стадии становления. Поскольку команда отчасти является проекцией баланса сил в регионе (при этом, безусловно, не должна формально включать представителей всех основных элитных групп), в условиях перестройки элитного поля некоторые процессы оказываются замедленными. Переконфигурация региональных элит связана не только с периодом транзита власти от одного губернатора к другому (эта задача к настоящему времени решена), но еще и с естественной сменой поколений.

Команда А.Текслера – в первую очередь правительство Челябинской области (губернатор – председатель правительства). В нем произошли значимые изменения.

· Первым замглавы губернатора назначена сенатор И.Гехт вместо представителя «магнитогорской команды» Е.Редина. Курирует социальный блок. И.Гехт связывали с командой экс-губернатора М.Юревича, но о сохранении ее лояльности М.Юревичу вряд ли стоит говорить.

· Первым замглавы губернатора также назначен В.Мамин, коллега А.Текслера по работе в Минэнерго.

· Вице-губернатором, курирующим внутриполитический блок, назначен А.Векшин, в прошлом занимавший аналогичный пост в правительстве Мурманской области.

· Вице-губернатором, курирующим экономический блок, подготовку в оставшимся в регионе мероприятиям саммитов ШОС и БРИКС и создаваемое министерство промышленности природных ресурсов, назначен Е.Ковальчук (ранее работал в структурах области, но затем временно перешел ХМАО и вернулся в регион).

· После проведенных в октябре изменений в структуре правительства созданы две новые должности вице-губернаторов по развитию территории. На одну из них назначен бывший глава аппарата губернатора (должность ликвидирована с передачей функционала В.Мамину) и куратор внутренней политики Е.Голицын, на другую – бывший спикер Гордумы С.Мошаров. Последнее назначение особенно примечательно: С.Мошарова всегда относили к команде экс-губернатора М.Юревича и в последние годы прогнозировали его отставку. Как и в случае с И.Гехт, возможно, это свидетельствует об окончательном демонтаже команды М.Юревича в прежнем виде.

К команде А.Текслера принято относить мэра Челябинска Н.Котову, хотя она не является новым человеком для области (впрочем, как и И.Гехт или Е.Ковальчук). В публичном именно Н.Котова позиционируется как наиболее яркий представитель новой команды. При этом А.Текслеру удалось сформировать конструктивные отношения с частью городских элит Челябинска – например, с ориентированными на бизнесмена Б.Видгофа. Более сложно складываются отношения с советско-калининскими элитами, которых к команде А.Текслера отнести нельзя.

Летом 2019 года А.Текслер выступил с инициативой о формировании специального регионального кадрового резерва, который получил название «Команда Челябинской области». Это показывает, что у нового руководства региона есть намерение выстраивать долгосрочную кадровую политику и несколько формализовать процесс назначений, чтобы решения принимались не только на основании личных критериев. В конце января стало известно, что А.Текслер намерен восстановить управление по работе с молодежью в рамках структуры регионального правительства. В 2016 году функции управления по молодежной политике были переданы региональному министерству образования. Руководитель структуры, вероятно, будет назначен в ближайшее время.

«Разворот Текслера» и социальная политика. Ослабление протеста

В ходе избирательной кампании широкую известность приобрела формула «Разворот Текслера», описывающая политический стиль нового главы региона. Формула перешла и в постэлекторальную реальность. В строгом смысле им обозначается готовность к неожиданным оперативным решениям, резким изменением маршрутов проверок при объездах территорий. В более широком значении имеется в виду кардинальная смена управленческого подхода, инициирование крупных региональных реформ, к которым прежде всего относится транспортная реформ в Челябинске (см. следующий раздел) и комплексная работа с экологической повесткой.

В начале года губернатор А.Текслер выступил с очень заметной социальной инициативой: он предложил южноуральским предприятиям и сетевым магазинам снизить цены на ассортимент продовольственных товаров. Введение т.н. «региональной скидки» в размере 20-30% позволит повысить спрос на продукцию челябинских производителей. Руководство области обещает содействие малым хозяйствам для попадания в розничные сети. На первом этапе, который стартует уже в феврале, планируется распространить скидку на бакалею.

Уровень социально-экономический напряженности в регионе, как и в среднем по стране, остаётся довольно высоким. Протестная повестка в Челябинской области представлена в первую очередь экологическим движением. Несмотря на то, что уровень тревожности относительно экологической ситуации в регионе всегда был высоким, оформление системного экологического движения началось только в 2014 году как реакция на инициативу по строительству горно-обогатительного комбината «Томинский» вблизи административного центра (проект реализует РМК, которая уже имеет несколько предприятий в регионе). Однако в последние годы, когда стало понятно, что проект уже в процессе реализации, пусть и с некоторыми технологическими коррективами, экологическое движение «Стоп ГОК» ослабило активность и трансформировалось в экологический протест более широкого профиля. Активисты уделяют внимание борьбе с выбросами промышленных предприятий, вырубкой парковых зон и др. Произошла также трансформация в составе лидеров экологического движения: в прошлом ключевые фигуры вроде В.Московца полностью оттеснены на периферию.

Недостаточное внимание к экологической ситуации стало одной из причин падения доверия к прежним региональным и городским властям. Последний экологический митинг в Челябинске прошел в конце января и был посвящен проблеме частичной вырубки городского бора для строительства детской онкобольницы, хотя обсуждалась и традиционная проблема качества воздуха (в акции приняло участие около 300 человек). Показательно, что митинг посетила мэр Челябинска Н.Котова. Ранее городские власти не решались на подобные прямые «столкновения» с протестующими. Согласие мэра на открытый диалог и появление на акции протеста были, безусловно, восприняты с энтузиазмом.

Реформы в Челябинске и ситуация в городах региона

Сопоставимым по масштабу с назначением нового губернатора событием стала смена руководства Челябинска. Это решение было ожидаемым независимо от отставки и сохранения на посту экс-губернатора Б.Дубровского. Более того, формальная отставка и перевод экс-мэра Челябинска Е.Тефтелева (сейчас находится под следствием), одного из наиболее заметных представителей «магнитогорской команды», на другую позицию состоялся еще во время мандата бывшего губернатора. Тем не менее долгая время окончательная конфигурация оставалась под вопросом, а до назначения на этот пост вице-мэра Н.Котовой временно исполняющим обязанности главы города, в том числе при врио губернатора А.Текслере, был В.Елистратов.

Назначение Н.Котовой на этот пост в июне, с одной стороны, не было очевидным, так как рассматривались кандидатуры из формирующейся команды нового главы региона. Но в конечном счете свою роль сыграло как раз долгое пребывание Н.Котовой в структурах городской власти (в мэрии с 2005 года) при отсутствии связей с конкурирующими с новой командой губернатора группами влияния. В кризисные моменты транзита власти или в условиях общей организационной несостоятельности прежней команды, особенно в ходе избирательных кампаний, координацию политических процессов на уровне административного центра осуществляла именно Н.Котова (наряду с В.Мякушем в партии и во внутриэлитном арбитраже). В последние годы она воспринималась как наиболее подходящий для эффективной коммуникации представитель мэрии.

Очевидно, что основные ожидания в отношении нового мэра Челябинска оправдались: степень включенности Н.Котовой в решение текущих и давно откладываемых задач, достаточно смелая риторика и готовность к пересмотру сложившихся рыночных ниш на уровне города с неизбежно следующими из этого конфликтами со старыми городскими элитами заслужили поддержку горожан и значительной части городских элит. При этом Н.Котова, будучи человеком с достаточно чистой репутацией в момент перехода на публичный пост, становится наиболее уязвимым представителем команды А.Текслера. С одной стороны, ситуация в административном центре является проекцией общерегиональной, с другой -- давление на мэра для недовольных представителей бизнеса и политической элиты представляется более возможным, чем атаки на губернатора. Существует риск того, что на Н.Котову постепенно будет перенесено недовольство новым политическим курсом в целом.

Так или иначе, со сменой руководства города произошло оживление текущей повестки.

· Реформа общественного транспорта и создание агломерации «Большой Челябинск» с включением в нее города-спутника – Копейска – и Сосновского района, что позволит общественному транспорту выезжать за пределы муниципалитета в рамках единой маршрутно-тарифной сетки (до 2021 года в процессе обсуждения и разработки с открытой возможностью для жителей подать заявку на включение своего населенного пункта в перечень новых маршрутов). Часть реформы -- решение о переподчинении муниципального транспорта в Челябинске региональному Миндортрансу, что непосредственным образом затрагивает интересы коммерческих структур, связанных с городским транспортным рынком. Дополнительная сложность для них заключается в том, что теперь их обяжут работать по единым формальным правилам. В рамках реформы предполагается обновление городского автопарка. Губернатор уже утвердил Дорожную карту по оптимизации транспортной системы Челябинской агломерации на 2019-2024 гг.

· Как уже отмечалось, напряженность по-прежнему вызывает экологическая ситуация, но претензии теперь носят более общий характер: специфика работы промышленных предприятий и контроль над выбросами, проблемы в «мусорном» секторе (из последнего – слухи о закрытии мусоросортировочного завода в Магнитогорске, рекультивация свалки в с.Полетаево), защита городского бора.

· Проблемы в коммунальном секторе Челябинска (впрочем, как и на территориях). В январе возникла проблема с тем, что вода в кранах в некоторых районах города приобрела характерный зеленый или желтый цвет. В данном случае также была очевидной оперативная включенность мэра в урегулирование ситуации.

Со стороны областной администрации предпринимаются попытки поставить под контроль ситуацию на территориях, так как в последние годы уровень управляемости на местах значительно упал. Ситуация осложняется тем, что во многих муниципалитетах в этом году пройдут местные выборы. В октябре губернатор А.Текслер поручил главам муниципалитетов проводить регулярные встречи с жителями, которые в то же время не должны носить формальный характер. Затем в конце прошлого года был создан «Центр общественного мониторинга проектов Челябинской области» (структура при правительстве региона), в функционал которого входит отслеживание настроений жителей области, их оценки эффективности работы региональной и муниципальной власти. Структуру возглавил новый директор ОТВ О.Гербер. Одним из приоритетных направлений работы Центра станет как раз контроль за ситуацией на территориях. К традиционно проблемным муниципалитетам относят Миасс, Златоуст (недавно произошла смена мэра), Копейск и ряд других. В конце января оглашены приговоры главам Нагайбакского (В.Гайсин, обвинен в мошенничестве) и Аргаяшского (И.Валишин, обвинен в превышении должностных полномочий) районов, что свидетельствует о решимости нового руководства региона разрушить прежние коррупционные практики управления вплоть до радикальных решений в виде уголовного преследования. В зоне риска – моногорода: в случае закрытия промышленных предприятий неизбежно следует экономический, а затем и политический кризис. Сегодня, например, под вопросом судьба муниципалитета Верхний Уфалей. Впрочем, ситуация в Верхнем Уфалее – в фокусе внимания региональных властей. Приход в город крупного инвестора, который весьма вероятен, может качественно изменить ее.